Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Анализ законодательства > Мена > Спорные вопрсы по обязательствам, вытекающим из договора мены

Спорные вопрсы по обязательствам, вытекающим из договора мены

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ,

ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ДОГОВОРА МЕНЫ

 

Е. НИЗОВА

 

Низова Елена, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета, аспирант.

 

В силу договора мены его участники взаимно обязуются передать друг другу в собственность определенные товары, причем одна сторона передает контрагенту иной товар. Каждый из участников данного договора одновременно является продавцом в отношении товара, который обязуется передать контрагенту, и покупателем в отношении товара, который обязуется принять в обмен.

Необходимой общей предпосылкой правильного разрешения споров, возникающих при заключении и исполнении договора мены, является надлежащая правовая оценка природы договора, из которого возник спор. Каждый тип договора имеет существенные особенности, которые нельзя игнорировать, и характер договора предопределяет применимое к нему законодательство, а, следовательно, и содержание взаимных прав и обязанностей его участников. От вида договора зависят не только права и обязанности сторон, но и последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора.

Согласно определению п. 1 ст. 567 ГК РФ по данному обязательству осуществляется обмен товарами. Слово "товар" относится не только к вещам, но и к другим материальным благам, которые имеют хождение в гражданском экономическом обороте. Этим в значительной мере и обусловлены дискуссии, которые ведутся вокруг вопроса о том, какие именно договоры относятся к мене.

Если одна сторона передает другой вещь, а другая принимает на себя обязанность выполнить для контрагента определенные работы (которые тоже являются товаром), то имеются некоторые основания считать, что речь идет об обязательстве.

Смешанными являются договоры, которые включают в себя элементы договоров разного вида: энергоснабжения и возмездного оказания услуг, поставки и подряда, подряда и возмездного оказания услуг, хранения и купли-продажи, комиссии и займа и т.д.

Не являются смешанными договоры, которые включают в себя элементы договора одного вида, например, ремонт автомобиля в обмен на ремонт квартиры, оказание консультативных услуг в обмен на изготовление рекламной продукции и т.п. Хотя здесь фактически речь идет об обмене работами и услугами, нормы гл. 31 ГК РФ здесь применять нельзя, потому что она отсылает к нормам о договорах купли-продажи, которые к регулированию отношений по выполнению работ и оказанию услуг неприменимы. Необходимо полностью согласиться с разъяснением Высшего Арбитражного Суда РФ, в котором указано, что "двусторонние сделки, предусматривающие обмен товаров на эквивалентные по стоимости услуги, к договору мены не относятся" <1>. Эта позиция нуждается в обобщении: являются договорами мены только те из них, которые включают в себя элементы каких-либо договоров, помимо договора купли-продажи.

--------------------------------

<1> Пункт 1 информационного письма ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69. Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. N 1. С. 1.

 

Договоры мены иногда называют бартерными. Эти понятия широко использовались в предпринимательской практике и в литературе как взаимозаменяемые <2>. Отсутствие четкого разграничения данных понятий привело даже к тому, что появилась точка зрения, будто бартерные сделки составляют самостоятельный вид <3>. Возможность заключения бартерных сделок предусмотрена Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. "О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок", который в ст. 1 устанавливает, что под "внешнеторговыми бартерными сделками понимаются совершаемые при осуществлении внешнеторговой деятельности сделки, предусматривающие обмен эквивалентными по стоимости товарами, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (далее именуются - бартерные сделки). К бартерным сделкам не относятся сделки, предусматривающие использование при их осуществлении денежных или иных платежных средств". Интерпретация этой нормы не вызывала бы особых затруднений, если бы ст. 2 Указа не устанавливала, что "бартерные сделки совершаются в простой письменной форме путем заключения двустороннего договора мены...". Получается, таким образом, что бартер - это мена.

--------------------------------

<2> Эрделевский А.М. Мена и бартер. Подготовлена для СПС "КонсультантПлюс".

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: часть вторая" (отв. ред. В.П. Мозолин) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

 

<3> Гражданское право / Под ред. В.П. Мозолина. С. 99.

 

Федеральный закон "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" от 8 декабря 2003 г. (в ред. от 22 августа 2004 г.) говорит о бартерных сделках (в гл. 10). В комментарии к ст. 43 этого Закона бартер толкуется как синоним мены (с некоторыми особенностями) <4>. Бартерные сделки упоминаются в некоторых иных нормативных правовых актах. Так, в подп. 2 п. 2 ст. 40, в п. 2 ст. 154 Налогового кодекса РФ говорится о реализации товаров (работ, услуг) по товарообменным (бартерным) операциям. В НК РФ под товарообменными операциями понимается обмен не только вещами, но также работами и услугами, которые сами по себе не могут являться предметом договора мены в смысле ст. 567 ГК РФ (как это однозначно следует из п. 1 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 2002 г.).

--------------------------------

<4> Комментарий к Федеральному закону "Об основах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности". М., 2006.

 

На основе анализа действующих нормативных правовых актов можно сделать следующий вывод о соотношении понятий мены и бартера. По смыслу п. 1 ст. 567 ГК РФ мена - это взаимная передача сторонами друг другу вещей, которые предполагаются равноценными, если иное не вытекает из содержания договора. Мена - один из видов бартерных сделок. По бартеру обмениваются не только вещи, но и другие товары - работы, услуги, продукты интеллектуальной деятельности. По смыслу гражданского права последние виды обменных операций совершаются на основе смешанных договоров. Если мена имеет место во внутреннем обороте, цены на обмениваемые товары предполагаются равными (даже если имеются какие-то основания полагать, что цены различны). Во внешнеторговом обороте встречные операции, напротив, должны совершаться на основе эквивалентности. Если сделка мены совершена с участием иностранного элемента и переданные участниками друг другу товары неравноценны, презумпция эквивалентности обмена не применяется: в договоре должна быть предусмотрена доплата (п. 1 ст. 44 Федерального закона "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности"). В свою очередь бартерные сделки принадлежат к множеству смешанных договоров.

Но в содержание обязательства мены может быть включена и обязанность уплатить деньги.

Статья 568 ГК РФ гласит, что если из договора мены не вытекает иное, товары, подлежащие обмену, предполагаются равноценными. Вместе с тем (согласно п. 2) в случае, когда в соответствии с договором мены обмениваемые товары признаются неравноценными, сторона, обязанная передать товар с более низкой ценой, должна оплатить разницу в ценах.

Такая формулировка закона, в сущности, объединяет две ситуации.

1. Стороны договариваются об обмене вещами, не называя их цены. В этом случае разумно полагать, что они договорились об обмене. Так, Т.И. Шулепова считает, что "в случаях, когда в договоре мены отсутствуют условия о цене обмениваемых товаров, а также о распределении между сторонами расходов, связанных с исполнением обязанностей, следует исходить из предположения, что предметом договора является обмен равноценными товарами" <5>. В этом случае действует презумпция одинаковой цены вещей <6>.

--------------------------------

<5> Шулепова Т.И. О разрешении споров, связанных с договором мены // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 7. Ст. 76 - 77.

<6> Гражданское право: Учеб. / Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. В.П. Мозолин. М., 2004. Ч. 1. С. 100.

 

2. При заключении договора названа одинаковая цена обмениваемых вещей. В этом случае, безусловно, можно говорить о том, что между участниками сложились отношения по эквивалентному обмену.

Однако при таких условиях не исключается другая крайность, а именно, появляется соблазн рассматривать такой договор как два встречных договора. Колебания судебной практики вызваны не совсем удачной формулировкой п. 2 ст. 568 ГК РФ, которая предусматривает возможность доплаты, когда цены обмениваемых товаров признаются неравными. Однако в этой норме не уточнено, кем именно признаются неравноценными обмениваемые вещи: одной стороной, обоими участниками или судом. Если такое право предоставить суду, то он в принципе может признать неравноценными обмениваемые товары даже тогда, когда их цена участниками обмена вообще не указана: для этого достаточно сослаться на цены, которые сложились на рынке. Такой подход неприемлем, как это следует из п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ. Даже если стороны называют неодинаковые цены товаров, это отнюдь не означает, что участник, вещь которого по каким-то основаниям номинирована по более высокой цене, может считать себя ущемленным: в данных обстоятельствах его заинтересованность в приобретении встречной вещи может быть настолько существенной, что он готов получить ее в обмен на вещь с более низкой номинальной ценой. Кроме того, разве сторона, передающая товар с более высокой (по сравнению с товаром другой стороны) цене, не может принять на себя обязанность помимо передаваемой вещи уплатить еще какую-то сумму деньгами? Такое условие в обязательстве мены вполне возможно. Это вытекает из принципа свободы договора. Из этого принципа исходит разъяснение Президиума ВАС РФ, который утверждает: "Правильная оценка сложившимся между сторонами отношениям может быть дана только после выяснения воли сторон по затронутому вопросу".

Такая практика не соответствует действующему законодательству, уже хотя бы потому, что указание цены не меняет существа отношений между сторонами. Во-первых, цена не является существенным условием договора мены (как и договора купли-продажи). А во-вторых, установление денежной суммы, на которую должны быть переданы вещи, чаще всего служит способом, который используется для определения количества вещи. Согласно п. 1 ст. 465 ГК РФ количество товара, подлежащего передаче покупателю, предусматривается договором купли-продажи в соответствующих единицах измерения или в денежном выражении. Так что денежное выражение обязанности отчуждателя вещи никак не меняет отношений между сторонами. Обязанность доплаты не должна быть связана с номинированной (или иным способом установленной) ценой.

Причина колебаний судебной практики и оценок в научных публикациях кроется в редакции п. 2 ст. 568 ГК РФ и поэтому нуждается в уточнении, а именно, он должен быть изложен в следующей редакции: "Если в договоре предусмотрена обязанность одной из сторон помимо передачи вещи уплатить денежную сумму, деньги должны быть уплачены непосредственно до или после исполнения обязанности передать товар, если не установлен иной порядок оплаты".

 

(Статья: Спорные вопросы по обязательствам, вытекающим из договора мены (Низова Е.) ("Право и экономика", 2006, N 10))


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства