Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Судебная практика > Мена > Постановление ФАС Московского округа от 18 мая 2011 г. № КГ-А40/3303-11

Постановление ФАС Московского округа от 18 мая 2011 г. № КГ-А40/3303-11

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 мая 2011 г. N КГ-А40/3303-11

 

Дело N А40-7553/10-38-24

 

резолютивная часть постановления объявлена 11 мая 2011 г.

в полном объеме постановление изготовлено 18 мая 2011 г.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Занездрова Е.В.,

судей Ядренцевой М.Д., Петровой Е.А.

при участии в заседании:

от истца - Ивойлова М.А. дов. от 20.12.2010 N 893;

от ответчика - Мальцева С.В. дов. от 03.09.2009 г.

рассмотрев 11 мая 2011 года в судебном заседании кассационную ответчика ООО КБ "Банк БФТ"

на решение от 08.11.2010 г.

Арбитражного суда г. Москвы,

принятое судьей Полуэктовой Ф.Ф.,

на постановление от 22.02.2011 г.

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Кузнецовым И.И., Гариповым В.С., Смирновым О.В.

по иску конкурсного управляющего ОАО "Тюменьэнергобанк" - ГК АСВ

о признании недействительным договора мены и применении последствий его недействительности

к ООО КБ "Банк БФТ", ОАО "Тюменьэнергобанк"

 

установил:

 

Конкурсный управляющий ОАО "Тюменьэнергобанк" - Государственная Корпорация "Агентство по страхованию вкладов" обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО КБ "Банк БФТ", ОАО "Тюменьэнергобанк" о признании недействительным договора мены от 21.11.2008 г. N 21/11-09М и применении последствий его недействительности в виде взыскания с ООО КБ "Банк БФТ" 10.000.000 руб. в пользу ОАО "Тюменьэнергобанк" и восстановления права требования ООО КБ "Банк БФТ" к ОАО "Тюменьэнергобанк" по векселю серии ТЭБ N 009088 от 17.07.2008 г. (с учетом принятого в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) изменения предмета иска).

Исковые требования со ссылкой на ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) мотивированы тем, что оспариваемая сделка направлена на предпочтительное удовлетворение требований ответчика перед другими кредиторами банка.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.2010 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2011 г., исковые требования удовлетворены, договор мены от 21.11.2008 г. N 21/11-09М, заключенный между ОАО "Тюменьэнергобанк" и ООО КБ "Банк БФТ" признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с ООО КБ "Банк БФТ" 10.000.000 руб. в пользу ОАО "Тюменьэнергобанк", а также восстановлены права требования ООО КБ "Банк БФТ" к ОАО "Тюменьэнергобанк" по векселю серии ТЭБ N 009088 от 17.07.2008 г.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, ответчик - ООО КБ "Банк БФТ" обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить, в удовлетворении иска отказать.

В кассационной жалобе заявитель указывает на то, что наличие совокупности признаков, перечисленных в п. 3 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не является единственным и безусловным основанием для признания сделки недействительной.

Кроме того, заявитель утверждает, что на момент заключения оспариваемой сделки на сайте Банка России, либо иных официальных источниках информации о неплатежеспособности истца размещено не было, а ссылка судов на сведения, имеющиеся в средствах массовой информации о неблагоприятном финансовом состоянии, не содержит анализа информации сообщений, дат размещений сообщений и степени их доступности. Помимо этого, заявитель полагает, что понятие "неблагоприятное финансовое положение" не является признаком его неплатежеспособности.

По мнению заявителя, на момент совершения оспариваемой сделки истцом мер по финансовому оздоровлению, реорганизации, а также назначению временной администрации Банком России не применялись, что свидетельствует об отсутствии признаков неплатежеспособности истца.

Помимо этого, ООО КБ "Банк БФТ" полагает, что получение денежных средств по векселю произведено не было, а была мена на иную ценную бумагу. Кроме того, судами сделан неправильный вывод о предпочтительном удовлетворении требований по отношению к другим кредиторам в результате совершения оспариваемой сделки.

Заявитель также указывает на то, что судами не устанавливалось, что вексель ОАО "Тюменьэнергобанк" предъявлялся к платежу ОАО КБ "Банк БФТ", следовательно, обязательство оплатить данный вексель не возникло.

Вывод судов о возможности применения последствий недействительности договора мены, по мнению заявителя, не основан на положениях ст. 167 ГК РФ, а принимая решение о восстановлении права требования, арбитражный суд первой инстанции вышел за пределы своих полномочий.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал доводы кассационной жалобы, представитель истца возражал против удовлетворения жалобы, считая, обжалуемые решение и постановление законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения арбитражным судом норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда, содержащихся в оспариваемом судебном акте, фактическим обстоятельствам, установленным по делу, арбитражный суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемые решение и постановление не подлежат отмене в связи со следующим.

Как следует из фактических обстоятельств дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, между ОАО "Тюменьэнергобанк" (векселедатель) и ООО КБ "Банк БФТ" (векселеприобретатель) был заключен договор мены от 21.11.2008 г. N 21/11-09М, по которому векселедатель передал векселеприобретателю в собственность простой вексель ОАО Банк "Петрокоммерц" стоимостью 10.000.000 руб. в обмен на вексель ОАО "Тюменьэнергобанк" стоимостью 10.000.000 руб. Сделка совершена внутренними проводками в ОАО "Тюменьэнергобанк" с использованием транзитных счетов. Прием-передача указанных векселей произведен в тот же день актом приема-передачи от 21.11.2008 г.

Кроме того, как установлено судами обеих инстанций, 03.12.2008 г. Приказом Банка России N ОД-915 у ОАО "Тюменьэнергобанк" с 04.12.2008 г. отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Приказом Банка России N ОД-917 от 03.12.2008 г. с 04.12.2008 г. в ОАО "Тюменьэнергобанк" назначена временная администрация.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 19.06.2009 г. по делу N А70-8795/3 ОАО "Тюменьэнергобанк" признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим назначена Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов".

На основании ст. 180 Закона о банкротстве к отношениям, связанным с банкротством кредитных организаций, Закон о банкротстве применяется с особенностями, установленными Федеральным законом от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

Поскольку договор мены N 21/11-09М совершен 21.11.2008 г., а производство по делу о банкротстве ОАО "Тюменьэнергобанк" возбуждено 18.12.2008 г., то есть до вступления в законную силу Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации", то на основании п. 3 ст. 5 ФЗ от 28.04.2009 г. N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации" и в соответствии с п. 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.04.2009 г. N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" суды пришли к правильному выводу, что к оспариваемой сделке применяются нормы ст. 103 Закона о банкротстве, а также в силу положений подпункта 4 п. 4 ст. 50.21 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и разъяснений, содержащихся в п. 42 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О состоятельности (банкротстве)" конкурсный управляющий вправе подавать иски о признании недействительными или применении последствий недействительности ничтожных сделок, совершенных кредитной организацией в течение годичного срока исковой давности.

Таким образом, установив, что временная администрация Банка России действовала в ОАО "Тюменьэнергобанк" с 04.12.2008 г., договор мены заключен 21.11.2008 г., то есть в течение шести месяцев, предшествовавших дате назначения Банком России в кредитной организации временной администрации и уже после образования в ОАО "Тюменьэнергобанк" официальной картотеки неоплаченных платежных поручений клиентов, суды пришли к выводу, что договор мены от 21.11.2008 г. N 21/11-09М может быть оспорен по основаниям п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве.

Помимо этого, на основании публикаций в средствах массовой информации с октября 2008 года, содержащие информацию о неблагоприятном финансовом положении ОАО "Тюменьэнергобанк", оборотной ведомостью по счету N 47418 ОАО "Тюменьэнергобанк", из которой следовало, что, начиная с 05.11.2008 г. была сформирована официальная картотека неоплаченных платежных поручений клиентов, а также учитывая, что ответчику как кредитной организации доступны сведения о задолженности по неисполненным платежным поручениям клиентов кредитных организаций, кроме того, согласно данных счета 30220 остаток задолженности по неисполненным платежным поручениям клиентов ОАО "Тюменьэнергобанк" по состоянию на 01.11.2008 г. составлял 354.650.000 руб. в связи с отсутствием указанных денежных средств на корреспондентском счете Банка, суды пришли к выводу, что в результате заключения договора мены векселей ООО КБ "Банк БФТ" приобрел дебиторскую задолженность на общую сумму 10.000.000 руб., не только право требования к ОАО Банк "Петрокоммерц", но и возможность удовлетворения своих требований вне процесса банкротства предпочтительно перед другими кредиторами Банка путем предъявления к погашению векселя ОАО Банк "Петрокоммерц".

В соответствии с п. 3 ст. 103 "О несостоятельности (банкротстве)" сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

На основании п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая сторона обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя довод ответчика о том, что суд первой инстанции вышел за пределы своих полномочий, правильно указал на то, что восстановление ООО КБ "Банк БФТ" вправе требования по погашенному векселю означает восстановление вправе требования 10.000.000 руб., а поскольку в отношении должника введена процедура конкурсного производства, взыскание денежных средств с должника, в любом случае, возможно исключительно в порядке очередности требований кредиторов, что является основанием для включения ООО КБ "Банк БФТ" в реестр требований кредиторов ОАО "Тюменьэнергобанк" с суммой требований 10.000.000 руб.

Суды обеих инстанций, исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства, руководствуясь положениями действующего законодательства, правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства и, установив обстоятельства, связанные с тем, что указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, пришли к обоснованному и правомерному выводу об удовлетворении иска.

Выводы судов об установленных обстоятельствах основаны на доказательствах, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах и которым дана оценка в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 АПК РФ.

Доводы кассационной жалобы полностью повторяют доводы апелляционной жалобы, получившие надлежащую оценку судом апелляционной инстанции, изложенную в постановлении, с которой суд кассационной инстанции согласен.

Переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом обстоятельств, что находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 АПК РФ.

Оснований, предусмотренных статьей 288 АПК РФ, для изменения или отмены обжалуемых в кассационном порядке судебных актов, по делу не имеется.

Учитывая, что при принятии кассационной жалобы к производству суда было удовлетворено ходатайство заявителя кассационной жалобы о приостановлении исполнения решения Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.2010 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2011 г. по делу N А40-7553/10-38-24 до окончания производства в суде кассационной инстанции (определение Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.03.2011 г.), то в связи с его окончанием приостановление исполнения судебного акта подлежит отмене.

Руководствуясь ст. ст. 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

постановил:

 

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.2010 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2011 г. по делу N А40-7553/10-38-24 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Отменить определение Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.03.2011 г. о приостановлении исполнения решения Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.10 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2011 г.

 

Председательствующий - судья

ЗАНЕЗДРОВ Е.В.

 

Судьи

ЯДРЕНЦЕВА М.Д.

ПЕТРОВА Е.А.

о п��>$��� Hj �ически направлены на переоценку доказательств по данному делу. Между тем суд надзорной инстанции не наделен полномочиями по оценке имеющихся в деле доказательств.

 

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта (п. 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2007 г. N 2-П).

Между тем такого рода обстоятельства, имеющие исключительный характер, в отношении обжалуемых судебных постановлений, вынесенных по иску Купчинаус Н.В. к Котегову С.А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности, в надзорной жалобе Котегова С.А. не приведены.

Кроме того, как усматривается из представленных в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем Купчинаус Н.В. документов, вступившее в законную силу после отмены судом надзорной инстанции определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 09 июня 2010 г. решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. исполнено в полном объеме. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н.В. и Котеговым С.А. расторгнут. 04 октября 2010 г. на основании данного решения суда Купчинаус Н.В. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект недвижимости, а 01 марта 2011 г. 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот объект недвижимости Купчинаус Н.В. по договору купли-продажи передала в собственность Демину Д.Р., которому 29 марта 2011 г. было выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Согласно ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Отмена вступивших в законную силу судебных постановлений по настоящему делу приведет не только к нарушению принципа правовой определенности, но и вмешательству, в нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в право истца Купчинаус Н.В. на присужденное ей имущество, которым она распорядилась, осуществляя правомочия собственника на основании вступившего в законную силу решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и, как следствие, вмешательству в права нового собственника доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости, приобретенной им у Купчинаус Н.В. по договору купли-продажи.

С учетом изложенного Судебная коллегия признает обжалуемые судебные постановления суда первой и надзорной инстанций законными и не находит предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований для удовлетворения надзорной жалобы Котегова С.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

 

определила:

 

решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу Котегова С.А. - без удовлетворения.


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства