Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Судебная практика > Аренда > Аренда предприятий > Постановление ФАС Центрального округа от 14 марта 2011 г. по делу N А48-2256/2010

Постановление ФАС Центрального округа от 14 марта 2011 г. по делу N А48-2256/2010

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N А48-2256/2010

 

(извлечение)

 

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Орловской области на решение Арбитражного суда Орловской области от 30.08.2010 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2010 по делу N А48-2256/2010

 

установил:

 

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Орловской области (далее - ТУФА по УГИ в Орловской области) обратилось в Арбитражный суд Орловской области с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью "Славутич" (далее - Общество) о признании недействительным (ничтожным) договора N 27 от 01.07.96 на аренду нежилого помещения общей площадью 654,2 кв. м (первый, третий и подвальный этаж), в том числе подвал 287,2 кв. м, первый этаж 288,4 кв. м, третий этаж 78,6 кв. м, по адресу г. Орел, ул. Гостиная, 2, заключенного между Научно-производственным центром по охране и использованию памятников управления культуры Орловского облисполкома (НПЦ) (арендодатель) и ответчиком ИЧП "Славутич" (арендатор) (уточненные требования).

Решением Арбитражного суда Орловской области от 30.08.2010 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2010 решение суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель просит решение и постановление суда отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, удовлетворив иск полностью.

Истец заявил ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие своего представителя

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, заслушав представителя ответчика, оценив доводы кассационной жалобы, Федеральным арбитражным судом Центрального округа установлено следующее.

Решением Высшего Арбитражного Суда РФ N 11159/04 от 05.07.2006 по иску о признании права собственности Российской Федерации на здание "Торговые ряды", расположенное по адресу: г. Орел, ул. Гостиная, 2, установлено, что в соответствии с постановлениями Совета Министров РСФСР от 30.08.60 N 1327, от 04.12.74 N 624 здание "Торговые ряды", расположенное по адресу г. Орел, ул. Московская, д. 1/3, было включено в список памятников культуры, подлежащих охране как памятники государственного значения. Указанным решением было признано право собственности Российской Федерации на здание "Торговые ряды".

На основании вышеназванного решения объект "Торговые ряды" был включен в реестр федерального имущества, что подтверждается Выпиской из реестра федерального имущества об объекте Казны Российской Федерации от 09.10.2006, а также Выпиской из реестра федерального имущества от 31.05.2010 N 1052.

26 октября 2006 года за Российской Федерацией зарегистрировано право на объект недвижимости - торговые ряды, общей площадью 9544, 5 кв. м, инв. N 54:401:001:010307500, литер А, по адресу: г. Орел, ул. Гостиная, д. 2, о чем выдано свидетельство серия 57АА N 449086.

1 июля 1996 года между Научно-производственным центром по охране памятников истории и культуры (арендодатель) и индивидуальным частным предприятием "Славутич" (арендатор) сроком с 01.07.1996 по 31.12.2020 заключен договор N 27 (далее - Договор) аренды нежилого помещения, расположенного по адресу г. Орел, ул. Гостиная, д. 2, первый, третий и подвальный этажи общей площадью 654, 2 кв. м.

Посчитав указанный договор недействительным ввиду отсутствия надлежащих полномочий на его заключение у арендодателя, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Орловской области обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд правомерно исходил из следующего.

Как установлено п. 1 ст. 2, ч. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса, каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов; такая защита является задачей судопроизводства в арбитражных судах.

Способы защиты гражданских прав определены ст. 12, другими нормами Гражданского кодекса и иными законами.

Одним из которых является признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки.

По смыслу названной материальной нормы, для применения указанного способа защиты необходимо подтвердить сам факт противоречия сделки закону.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки в качестве защиты гражданских прав осуществляются в соответствии со статьями 166 - 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка, в силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Пунктом 32 Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что Кодекс не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки. Споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

По смыслу перечисленных материальных правовых норм, недействительность сделки означает, что действие, совершенное в форме сделки, не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, на которые она была направлена, а одной из предпосылок для возможного обращения в суд с требованием о признании сделки недействительной является сам факт наличия таких действий участников гражданских правоотношений, которые охватываются понятием сделки.

Заявляя о недействительности договора аренды от 01.07.1996 N 27, истец указал на отсутствие у лица, распорядившемся спорным имуществом, полномочий на совершение такой сделки.

Между тем, в соответствии со ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи) (п. 1 ст. 607 ГК РФ).

В силу положений ст. 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

Пунктом 3 статьи 55 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" определено, что договор аренды объекта культурного наследия, находящегося в федеральной собственности, заключается между федеральным органом исполнительной власти, специально уполномоченным на то Правительством Российской Федерации, и физическим или юридическим лицом.

Пунктом 1 указанной статьи предусмотрено, что договор аренды объекта культурного наследия заключается в соответствии с правилами, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации для заключения договоров аренды зданий и сооружений, и с учетом требований настоящего Федерального закона.

В соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.

Как следует из материалов дела, на момент заключения оспариваемого Договора действовало Положение об охране и использовании памятников истории и культуры (утв. Постановлением Совета Министров СССР от 16.09.1982 N 865 с изменениями от 29.12.1989) (далее - Положение).

Пунктом 5 Положения устанавливалось, что государственное управление в области охраны и использования памятников истории и культуры осуществляется Советом Министров СССР, Советами Министров союзных республик, Советами Министров автономных республик, исполнительными комитетами краевых, областных Советов народных депутатов, Советов народных депутатов автономных областей и автономных округов, районных, городских, районных в городах, поселковых и сельских Советов народных депутатов, а также специально уполномоченными на то государственными органами охраны памятников.

Государственный контроль за охраной и использованием памятников истории и культуры осуществляется Советами народных депутатов, их распорядительными и исполнительными органами и специально уполномоченными на то органами охраны памятников.

Согласно пункту 60 вышеназванного Положения об охране и использовании памятников истории и культуры, охранно-арендные договоры заключаются между предприятиями, учреждениями, организациями, гражданами, которым предоставляются недвижимые памятники истории и культуры для использования в хозяйственных целях, и местными государственными органами охраны памятников, на балансе которых состоят эти памятники. За использование памятников на основании охранно-арендных договоров взимается арендная плата.

26 января 1990 года Министерством культуры РСФСР издан приказ N 33, которым утверждено примерное Положение о Научно-производственном центре по охране и использованию памятников истории и культуры.

В соответствии с указанным положением создан НПЦ в Орловской области и решением Орловского облисполкома от 10.07.1990 N 325 утверждено Положение о Научно-производственном центре по охране и использованию памятников истории и культуры.

Пунктом 1 положения предусмотрено, что НПЦ создан по согласованию с Министерством культуры РСФСР и является специально уполномоченным органом управления, контроля и осуществления мероприятий по охране и использованию памятников истории в компетенцию которого входят и функции по постановке на баланс центра памятников с последующей передачей их в аренду предприятиям, учреждениям и организациям с взиманием арендной платы в установленном порядке.

Учитывая изложенное, суд обоснованно отклонил доводы истца об отсутствии у Научно-производственного центра по охране и использованию памятников управления культуры Орловского облисполкома полномочий на заключение оспариваемого Договора.

Кроме того, материалами дела подтверждено, что впоследствии арендная сделка была одобрена Министерством имущественных отношений Российской Федерации через свой территориальный орган посредством заключения Соглашения от 26.12.03 к договору аренды недвижимого имущества, относящегося к федеральной собственности от 01.07.96 N 27, в котором стороны зачли в счет арендной платы расходы ответчика на ремонт арендуемых помещений и подписания соглашения от 26.02.04 к Договору, где отразили, что в связи с преобразованием ИЧП "Славутич" в ООО "Славутич" считать договор аренды от 1.07.96 N 27 заключенным между Территориальным управлением Министерства имущественных отношений РФ по Орловской области и ООО "Славутич". Указанное соглашение является неотъемлемой частью Договора.

В силу п. п. 1, 2 ст. 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

При изложенных обстоятельствах суд правомерно не усмотрел оснований для признания оспариваемого Договора недействительным.

По вышеизложенным основаниям отклоняется довод заявителя кассационной жалобы о том, что Научно-производственный центр по охране и использованию памятников управления культуры Орловского облисполкома является областным учреждением, в то время как правами в отношении спорного имущества наделены лишь федеральные учреждения.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Пунктом 32 Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установлено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 ГК РФ.

В силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказ в иске.

До вынесения решения ответчиком заявлено о пропуске истцом срока исковой давности по заявленному требованию.

Нормы п. 1 ст. 181 ГК РФ в редакции, действовавшей до 2005 года предусматривали десятилетний срок исковой давности на заявление требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Федеральным законом от 21.07.2005 N 109-ФЗ "О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указанный срок сокращен до трех лет.

При этом п. 2 ст. 2 указанного Закона определено, что установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации трехлетний срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленным Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Как установлено судом исполнение оспариваемой сделки началось с момента заключения Договора 01.07.1996, в связи с чем срок исковой давности по заявленному требованию истек. Исковое заявление подано в арбитражный суд лишь 31.05.2010, то есть со значительным пропуском срока, отведенного на защиту права в судебно*** порядке.

Согласно пункту 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

С учетом вышеизложенного, суд правомерно отказал в удовлетворении заявленного иска и по указанному основанию.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права

В силу положения части 1 статьи 288 АПК Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет обоснованность обжалуемого судебного акта лишь в той мере, в какой это необходимо для проверки соответствия проверяемого акта нормам материального и процессуального права, исходя из установленных статьей 286 названного Кодекса пределов рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции.

В соответствии с положениями ст. 286, ч. 2 ст. 287 АПК РФ суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Доводы кассационной жалобы, фактически дублируют доводы апелляционной жалобы и по существу направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, что недопустимо в силу установленных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Центрального округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Орловской области от 30.08.2010 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2010 по делу N А48-2256/2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Орловской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства