Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Анализ законодательства > Рента и пожизненное содержание с иждивением > Постоянная рента > Особенности правового регулирования рентных отношений в недропользовании

Особенности правового регулирования рентных отношений в недропользовании

 

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

РЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В НЕДРОПОЛЬЗОВАНИИ

 

Л.М. АЛЛАНИНА

 

Алланина Л.М., Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права, юридический факультет, кафедра гражданского права и процесса, УДК 347.5.

 

Аннотация. В статье анализируются особенности правового регулирования ренты и рентных отношений в горном производстве, рассмотрены основные подходы к законодательному обеспечению рентных отношений в недропользовании и противоречия между ними.

В России возрос интерес к рентной проблематике общественности <*>, что объясняется остротой вопроса эффективного управления рентными доходами, получаемыми от природных ресурсов. В этой связи обращение к обозначенной нами теме представляется актуальным.

--------------------------------

<*> Карпиков Е.И. "Свежий" взгляд на рентную проблему // Экономические науки. 2004. N 6. С. 17; Глазьев С. Последний штурм олигархов // Аргументы и факты. 2003. N 42. С. 9; Буздалов И. Природная рента // Вопросы экономики. 2004. N 3. С. 24; Булашов С.Н. Правовой и экономический анализ экспорта нефти // Финансы и кредит. 2004. N 1(139). С. 77; Василенко Е. День открытых портфелей // Российская газета. 2004. 9 июля. С. 7 и др.

 

Горное производство, или недропользование <*>, - одна из самых рентабельных сфер современного предпринимательства, до сих пор малоизученная с позиций гражданско-правового регулирования. Валовый доход от деятельности горных предприятий, особенно нефтегазовых, исчисляется сотнями миллиардов долларов в год, распределяется во все отрасли экономики и затрагивает практически все стратегически значимые интересы современного российского государства. По определению Президента России В.В. Путина, "мы по-прежнему живем преимущественно в "рентной" экономике. Основные деньги делаются на нефти, на газе, на металлах, на другом сырье..." <**>. Несмотря на то что отечественное предпринимательство в этой сфере насчитывает не одну сотню лет, основополагающая категория в данной сфере "рента" сравнительно недавно впервые нашла свое законодательное закрепление.

--------------------------------

<*> См. подробнее о понятиях "недропользование", "горное производство": Словарь-справочник российского недропользователя. Официальные термины и понятия. М., 2004; Термины и понятия отечественного недропользования (Словарь-справочник) / Под ред. Яцкевича. М.: Геоинформмарк, 2000 и др.

<**> Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2001. 4 апр.

 

Рентные отношения, включенные в предмет гражданско-правового регулирования со вступлением в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), известны как отношения по поводу заключения, исполнения и расторжения обязательств, предусмотренных гл. 33 указанного Кодекса, и ассоциируются со сделками граждан и некоммерческих организаций по поводу передачи имущества с целью получения рентных платежей, выплачиваемых ему плательщиком ренты по договорам постоянной ренты (ст. 589 - 595 ГК РФ), пожизненной ренты (ст. 596 - 600 ГК РФ) или пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 - 605 ГК РФ), и не имеют ничего общего с предпринимательством вообще и с горным в частности <*>. Рента обозначена законодателем как "определенная денежная сумма либо предоставление средств на содержание в иной форме" (ст. 583 ГК РФ).

 

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2004; Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юристъ, 2004; Настольная книга нотариуса. Т. I. Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. М.: Издательство "БЕК", 2003; Ипотека в России / Под ред. А.В. Толкушкина. М.: Юристъ, 2002; Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001; Гражданское право. Том II. Полутом 1 / Под ред. проф. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004 и др.

 

Вместе с тем в отечественной библиографии и общественности утвердилось иное понимание рентных отношений - как отношений по поводу ренты, которая понимается как вид дохода, не требующего от его получателя предпринимательской деятельности и затрат труда <*>. Различия между указанными подходами в большей степени обусловлены неодинаковым пониманием основополагающей категории "рента" и ее признаков, в связи с чем и заслуживают особого внимания.

--------------------------------

<*> Лукьянчиков Н.Н. Природная рента и охрана окружающей среды. М.: Юнити, 2004. С. 78. См.: Яковец Ю.В. Рента, антирента, квазирента в глобально-цивилизационном измерении. М.: ИКЦ "Академкнига", 2003; Разовский Ю.В. Горная рента. Экономика. М.: Экономика, 2000; Львов Д. Вернуть народу ренту. Резерв для бедных. М.: Эксмо-алгоритм, 2004; Мазаев А.Г. Природная рента: политика из экономики // Томский финансовый журнал. 2003. N 5(13). С. 18 и др.

 

Рента и рентные отношения в недропользовании остаются малоизученными с позиций гражданского права. Достаточно отметить, что ни в исследованиях дореволюционных авторов (Г.Ф. Шершеневич, Д.И. Мейер и другие), ни в учебниках советского и постсоветского времени нет и не было разделов о ренте, отсутствуют монографические исследования цивилистов по вопросам рентных отношений в сфере горного производства.

Если обратиться к истории, то "зачатки" рентных отношений мы найдем в Древнем Риме. Так, в Дигестах Юстиниана (цитаты Папиниана) четвертой части семитомного источника "Umbilicus" в Титуле I книги 22 говорится о деньгах, данных под проценты <1>. В источниках римского частного права упоминается древнейшая форма процентного займа fenus и дополнительные соглашения о процентах к основному договору mutuum <2>, по которому крестьянину давали взаймы семена с тем, чтобы он вернул не только стоимость семян, но и некоторую надбавку - проценты. Суть обязательства состояла в том, что оно порождало право требовать от конкретного лица определенных регулярных денежных выплат, как правило, ежемесячно. В Германии рента приобрела форму широко практикуемых кредитных обязательств, вытесненных впоследствии ипотекой <3>, когда собственник недвижимости (рентопокупатель - Rentenkarer) отдавал ее в бессрочное пользование рентоотчуждателю (Rentenverkaufer) в обмен на ежегодные денежные взносы, при этом получение ежегодных взносов исчерпывало правомочия рентопокупателя, которому было принципиально запрещено требовать возвращения капитала. Владельцу недвижимости разрешалось путем уплаты всей лежащей на нем суммы выйти из обязательственных отношений <4>. При этом рентопокупатель имел исключительное право на "обращение вещи в свое обладание" при нарушении рентоотчуждателем своих обязанностей по выплате ежегодных взносов <5>. Рента приравнивалась к договору займа с залогом недвижимости, в связи с чем ученые того времени отмечали сбивчивость терминологии и судебной практики <6>. И.А. Базанов отмечает, что процентный заем с реальным обеспечением в виде залога недвижимости, именуемый рентой, возникал подобно всем вещным правам, путем Auflassung, записи в книгу, а с введением специализации книг - в книгу долгов и рент, затем кредитор получал рентное свидетельство <7>, из которого впоследствии образовался вид ценных бумаг на предъявителя Hand-vesten. Собственник недвижимости ввиду потребности в кредите удостоверял Hand-vesten на пергаменте, по правилу, в круглой сумме, в городском совете или суде; указанная ценная бумага удостоверяла права держателя рентного свидетельства на получение годовой ренты из недвижимости. Факт удостоверения рентных свидетельств судом или советом обстоятельств служил гарантией как обеспеченности ренты, так и интересов третьих лиц. К XIX в. они превратились в закладные листы на предъявителя, основанные на одностороннем, абстрактном, формальном волеизъявлении собственника. Рентные отношения имели сходный характер в остальных европейских странах. Например, французская rente constituee sur le fond развилась, подобно германской Rentenkauf, вследствие запрета церковью процентного займа, была не "личным долгом, а вещным бременем на недвижимость" <8>, рента регистрировалась во Франции также записью в судебную книгу, ее оборот был сходен с германской Rentenkauf. Постепенно рента повсеместно превратилась в ипотеку.

--------------------------------

<1> Дигесты Юстиниана. Том IV книги XX - XXVII. М.: Статут, 2004. С. 207.

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

 

<2> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Новый юрист, 1997. С. 361.

<3> Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М.: Статут, 1999. С. 76; Базанов И.А. Происхождение современной ипотеки. Новейшие течения в вотчинном праве в связи с современным строем народного хозяйства. (Классика российской цивилистики.) М.: Статут, 2004. С. 79.

<4> Там же. С. 82.

<5> См.: Параграф 10 Буллы Пия V 1569 г. Цит. по: Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М.: Статут, 1999. С. 83.

<6> См.: Решение любекского магистрата 1685 г.; Любекские статуты 1586 г. (параграф 13 раздел 3) и др. Цит. по: Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М.: Статут, 1999. С. 85.

<7> Базанов И.А. Происхождение современной ипотеки. Новейшие течения в вотчинном праве в связи с современным строем народного хозяйства (Классика российской цивилистики.) М.: Статут, 2004. С. 81.

<8> Базанов И.А. Происхождение современной ипотеки. Новейшие течения в вотчинном праве в связи с современным строем народного хозяйства (Классика российской цивилистики.) М.: Статут, 2004. С. 93; Dernbung. Das burgerliche Recht des deutsch. Reichs. Halle, 1898. III, 667. Цит. по: Базанов И.А. Указ. соч. С. 90.

 

В нормах отечественного законодательства X - XVI вв. правовое регулирование рентных отношений изначально строилось в рамках гражданско-правовых конструкций. Появление ренты ознаменовано включением в самые первые источники феодального русского права термина "рост", символизировавшего плату за использование чужого имущества на основе договоров займа. Наиболее широкое применение он имел в соглашениях, именуемых "торговлей", с участием торговцев - предшественников современных предпринимателей. Указанные платежи по своей правовой природе представляли собой плату, связанную с договоренностью сторон о предоставлении имущества в собственность иному лицу (плательщику ренты), которая в дальнейшем, вследствие дифференциации правового регулирования, не утратив своего возмездного встречного свойства, претерпела юридико-техническую трансформацию, "обосновавшись" в той или иной форме в зависимости от объема предоставляемых прав, правового режима объекта и правового статуса вовлеченных участников, в современных договорных конструкциях займа, аренды, ренты, коммерческой концессии, соглашений о разделе продукции и др. По нашему мнению, именно такая правовая оценка оснований возникновения понятия ренты в широком смысле дает наиболее полное и комплексное представление о ней как правовом феномене.

В этой связи полагаем возможным утверждать как о гражданско-правовой однородности, так и о единстве основ возникновения рентных платежей, носящих комплексный характер, позволяющий учитывать не только единство, но и дифференциацию целого ряда современных договорных институтов на основе "рентного" критерия.

В настоящее время правовое регулирование указанных отношений носит преимущественно публичную основу, нередко рента ассоциируется с налогом на добычу полезных ископаемых (гл. 26 Налогового кодекса РФ). На самом деле действующий Налоговый кодекс РФ не содержит понятия ренты. Как следует из определения налога и сбора (ст. 8 НК РФ), налог <*> должен обладать следующими признаками: обязательность; индивидуальная возмездность; денежная форма уплаты; принудительность, взимается компетентными органами на основании федерального закона <**>. Вместе с тем из определения ренты, данного в ст. 583 ГК РФ, следует, что это периодический платеж, выплачиваемый в рамках гражданско-правовых обязательств, не имеющий ничего общего с налогами и публично-правовым регулированием.

--------------------------------

<*> Подробнее о налоге как правовой категории: Злобин Н.Н. Налог как правовая категория. М., 2003.

<**> Белопашко Ю.Н., Князев С.Д. Указ. соч. С. 237.

 

Некоторые ученые высказываются за повышение роли природной ренты как неналогового механизма изъятия части доходов горнодобывающих компаний, разрабатывающих месторождения с относительно лучшими горно-геологическими характеристиками <1>. Академик Д. Львов отмечает, что "экономически и юридически рента и налоги - разные категории. Если мы говорим о ренте как о гаранте будущего страны, тогда рентные платежи выступают в качестве закупочных цен. Они с налогами не корреспондируют" <2>. Н.А. Шмелева указывает, что платежи за природопользование предполагают ответную услугу государства в виде разрешения использовать природные ресурсы для извлечения дохода <3>. С. Сосна указывает: "Концессионная плата должна служить эффективным инструментом изъятия основной массы природной ренты, получаемой концессионером" <4>. Действительно, наука и практика не выработали четких критериев разграничения налоговых платежей и платы за использование имущества, находящегося в публичной собственности. Как справедливо отмечает Л.Б. Шейнин, "путаница между налоговыми и неналоговыми доходами государства" существует до сих пор <5>, в особенности когда дело касается платы за предоставление в пользование и (или) владение имущества, входящего в состав публичной собственности. Государство включает в механизм изъятия налога на добычу полезных ископаемых часть дифференциальной горной ренты, которая никак не должна входить в фискальный механизм, а должна устанавливаться сторонами на основе договора. Полагаем, проблема соотношения налогов и платы за пользование публичной собственностью (недрами) возникла прежде всего потому, что грань в разграничении указанных платежей определить не так просто: она выводит нас на вечную дискуссию о выборе критериев разграничения между частным и публичным началом.

--------------------------------

<1> Субботин М. Закон о недрах: песнь без конца // Российская газета. 2004. 27 окт.

<2> См. подробнее: Львов Д. Вернуть народу ренту. Резерв для бедных. М.: Эксмо-алгоритм, 2004. С. 256; Он же. Экономика развития. М.: Экзамен, 2002; Он же. Проблемы долгосрочного социального развития России. М.: Отделение общественных наук, 2003 и др.

<3> Шмелева Н.А. Понятие налога в российском законодательстве // Правоведение. 1994. N 5-6. С. 106.

<4> Сосна С. Концессии - между прошлым и будущим // Право и политика. 2004. N 1. С. 76.

<5> Шейнин Л.Б. Налог или хозяйственный платеж? // Финансы. 2004. N 1. С. 34 - 35.

 

Число сторонников перехода недропользования на частноправовую основу регулирования увеличивается с каждым днем. Указанный факт обязывает нас к вопросу: применима ли конструкция, изложенная в гл. 33 ГК РФ, к рентным отношениям в сфере недропользования? Являются ли они частноправовыми или публичными?

Нам представляется, что законодательно определенная конструкция ренты позволяет ответить отрицательно на этот вопрос. В отношении всех видов рент указание на односторонний, и притом бессрочный характер, делает невозможным заключение предпринимательского договора по использованию ресурсов недр. Кроме того, по субъектному составу получателями ренты могут быть только граждане (пожизненная рента) либо граждане и некоммерческие организации, если это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности (постоянная рента).

Определение ренты в ст. 583 ГК РФ как средства удовлетворения интереса, связанного лишь с материальным обеспечением субъекта, который может быть основным источником существования, верно, но не отражает в полной мере сложившихся в обществе реальных экономических отношений, в особенности в горном производстве.

В конечном счете решение рентной проблематики в недропользовании связано с анализом и нахождением путей правового обеспечения баланса интересов государства и недропользователя в сфере поиска, разведки и добычи полезных ископаемых. В этой связи представляется необходимым отметить, что общая тенденция перехода недропользования на гражданско-правовую основу в наибольшей мере отвечает правовой природе рентных отношений в горном производстве. В немалой степени она обусловлена и историческими предпосылками. Кроме того, она достаточно ярко выражена не только в самом правительственном проекте Закона о недрах, но и в различных концепциях развития законодательства о недрах <*>. Указанное отвечает целям и задачам Федерального агентства по недропользованию <**>, основным направлением работы которого в перспективе является максимальное привлечение средств недропользователей на поиски и разведку месторождений.

--------------------------------

<*> Тарасюк В.М. Проблемы совершенствования законодательства в сфере недропользования // Минеральные ресурсы России. 2004. N 5-6. С. 34 - 36; Развитие федерального законодательства о недрах // Журнал российского права. 2003. N 3. С. 27 - 36; Концепция развития горного законодательства. В сб.: Концепции развития российского законодательства. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 1998. С. 199 - 209.

<**> Садовник П.В. Основные итоги работы Федерального агентства по недропользованию в части углеводородного сырья и подземных вод в 2004 г. и задачи на 2005 г. // Минеральные ресурсы России. 2005. N 2. С. 12.

 

 

(Статья: Особенности правового регулирования рентных отношений в недропользовании (Алланина Л.М.) ("Юрист", 2006, N 4))


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства