Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Судебная практика > Аренда > Прокат > Определение Санкт-петербургского городского суда от 17 августа 2010 г. N 33-10131

Определение Санкт-петербургского городского суда от 17 августа 2010 г. N 33-10131


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД


ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. N 33-10131

 

Судья Воробьева И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Селезневой Е.Н., Ильичевой Е.В.

при секретаре Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 17 августа 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе Общества с ограниченной ответственностью <юр.л. 1> на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года по иску Общероссийской общественной организации <юр.л. 2>, предъявленному в интересах российских и иностранных композиторов, к Обществу с ограниченной ответственностью <юр.л. 1> о защите нарушенных авторских прав, взыскании авторского вознаграждения, процентов за пользование чужими денежными средствами,

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Выслушав объяснения: представителя Общества с ограниченной ответственностью <юр.л. 1> Т., действующего на основании доверенности от 03 марта 2009 года до 31 декабря 2010 года, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей ООО <юр.л. 2> Н., действующей по доверенности от 29 января 2010 года <...>, сроком на 1 год, и И., представляющего интересы <юр.л. 2> на доверенности от 19 февраля 2010 года <...>, выданной сроком на 1 год, выразивших согласие с решением суда,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

ООО <юр.л. 2>, обратилось в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга в интересах российских и иностранных композиторов с иском к ООО <юр.л. 1> о взыскании авторского вознаграждения за публичное исполнение музыкальных произведений российских и иностранных композиторов, использованных в аудиовизуальных произведениях (фильмах), показанных в кинотеатре <...> в размере исчисленном от сумм валового сбора, полученного ответчиком от продажи билетов на кинофильмы, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренными статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то обстоятельство, что в период с февраля 2006 года по февраль 2007 года в кинотеатре <...>, расположенном по адресу: <...> демонстрировались аудиовизуальные произведения фильмы, авторами музыки к которым являлись российские и иностранные композиторы, в защиту которых ООО <юр.л. 2> предъявило требования о взыскании авторского вознаграждения.

Вместе с тем, авторское вознаграждение за публичное исполнение музыкальных произведений композиторам не выплачено, в связи с чем ООО <юр.л. 2> просило взыскать с ответчика сумму авторского вознаграждения в размере 3% от суммы валового сбора, полученной от продажи билетов за прокат фильмов, в которых использовались музыкальные произведения композиторов, а также проценты за пользование чужими денежными средствами за весь период показа данных фильмов.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года исковые требования удовлетворены частично.

Не согласившись с решением суда, ООО <юр.л. 1> обратилось с кассационной жалобой, в которой просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся участников процесса по доводам кассационной жалобы, обсудив ее доводы, приходит к следующему.

Разрешая спор, суд правильно применил к спорным правоотношениям нормы Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 года, положения частей первой и четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", Постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 1994 года N 218 с учетом их толкования в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 15 от 19 июня 2006 года и Постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 года, определив круг плательщиков авторского вознаграждения исходя из требований Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона "Об авторском праве и смежных правах".

В силу положений статьи 16 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" от 09 июля 1993 года N 5351-1 (в редакции от 20 июля 2004 года) автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Одним из способов использования произведения является публичный показ произведения, под которым понимается демонстрация оригинала или экземпляра произведения, при этом показ подразумевает осуществление прямого контакта с аудиторией, без посредников.

Вместе с тем, закон установил ограничения в отношении состава этой аудитории, так, данная аудитория должна состоять из лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи.

Из материалов дела усматривается, что предметом иска было требование о выплате ответчиком авторского вознаграждения за публичное исполнение музыкальных произведений композиторов, включенных в аудиовизуальное произведение, при демонстрации этих аудиовизуальных произведений в кинотеатре <...>

В соответствии с пунктом 3 статьи 13 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", при публичном исполнении аудиовизуального произведения автор музыкального произведения (с текстом или без текста) сохраняет право на вознаграждение за публичное исполнение его музыкального произведения.

Согласно Приложению к Постановлению Правительства РФ N 218 от 21 марта 1994 года "О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства", выплата авторского вознаграждения за использование музыкальных произведений при публичном исполнении аудиовизуальных произведений при платном для зрителей входе осуществляется владельцами помещений, в которых осуществляется публичное исполнение, то есть владельцами кинотеатров. Минимальная ставка авторского вознаграждения за указанный способ использования произведений составляет 3% от сумм валового сбора, поступающих от продажи билетов.

Разрешая спор по существу, суд пришел к правильному выводу о том, что, в данном случае, плательщиком авторского вознаграждения должен являться ответчик как пользователь музыкального произведения, то есть лицо, непосредственно осуществившее использование музыкального произведения посредством публичного исполнения на основании прокатного удостоверения и соответствующего договора с прокатной организацией.

То обстоятельство, что плательщиком авторского вознаграждения за подобное использование должна была являться иная организация в силу какого-либо договора, заключенного композиторами, музыкальные произведения которых использовались в фильмах, судом не установлено.

Поскольку стороной истца представлены доказательства принадлежности авторского права композиторам, чьи музыкальные произведения использованы в фильмах, демонстрируемых ответчиком, которыми являются сведения, содержащиеся в Государственном регистре фильмов, прокатных удостоверениях, а также факта использования данных прав ответчиком, исходя из презумпции авторства, установленной статьей 9 Закона Российской Федерации "Об авторском и смежных правах", суд, установив невыплату ответчиком вознаграждения авторам музыкальных произведений, использованных в аудиовизуальных произведениях, за публичное исполнение этих произведений при демонстрации аудиовизуальных произведений в кинотеатре <...>, что не отрицалось ответчиком в ходе судебного разбирательства по делу, в соответствии с частью 3 статьи 13 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" возложил на ответчика обязанность по выплате авторского вознаграждения.

На основании положений п.п. "а" п. 24 Раздела I Приложения N 1 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 21 марта 1994 года N 218 "О минимальных ставках вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства", суд применил к исчислению размера авторского вознаграждения минимальную ставку за публичное исполнение музыкальных произведений при демонстрации аудиовизуальных произведений, которая составляет 3% за все произведения, от суммы валового сбора, поступающего от продажи билетов.

При этом, судом правомерно приняты во внимание положения части 3 пункта 4 статьи 1243 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой вознаграждение должно производиться пропорционально фактическому использованию произведений, определяемому на основе сведений и документов, получаемых от пользователей, а также других данных об использовании объектов авторских прав, в том числе сведений статистического характера.

Поскольку ООО <юр.л. 2> были представлены сведения о музыкальных произведениях (музыкальные справки), используемых в фильмах <...>, из которых следует, что в данных фильмах, кроме фильмов <...>, имеются также произведения иных композиторов, имеющих право на авторское вознаграждения, суд правильно осуществил расчет авторского вознаграждения для Ш. <...>, П.К. <...> К.С. <...>, К.А. <...>, С. <...> и Ф. <...> пропорционально фактической длительности звучания их произведений, исходя из минимальной ставки 3% от сумм валового сбора, полученных от продажи билетов на эти фильмы.

В отношении композитора П.Д. <...>, суд обоснованно применил ставку авторского вознаграждения 0,01% на основании поступившего в суд заявления автора.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, судом неверно определен расчет ставки авторского вознаграждения в отношении композитора П.Д., исходя из 0,01%, поскольку суду надлежало руководствоваться при расчете ставкой на вознаграждение в размере 0,001%, установленной пунктом 7.3 договора от 20 января 2006 года на создание музыкального произведения к фильму <...>, заключенного между П.Д. и ООО <юр.л. 3>, являются несостоятельными, по следующим основаниям.

В силу пункта 2 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве стороны (для третьих лиц).

Поскольку ответчик, являясь плательщиком авторского вознаграждения по заявленным ООО <юр.л. 2> требованиям, не является стороной в договоре от 20 января 2006 года, заключенном между П.Д. и ООО <юр.л. 3>, у него в силу вышеуказанных положений гражданского законодательства, не возникает прав по указанному договору и обязанностей по уплате суммы авторского вознаграждения в размере, обусловленном п. 7.3 договора, равном 0,01%.

Какого-либо договора, предусматривающего выплату авторского вознаграждения, между автором музыкального произведения, ООО <юр.л. 2> и ответчиком не заключалось.

Поскольку Приложение N 1 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 21 марта 1994 года N 218 предусматривает минимальную ставку авторского вознаграждения в размере 3% от суммы валового сбора, договора между композитором музыкального произведения и ответчиком предусматривающего иной размер авторского вознаграждения, не заключалось, судом правомерно применена ставка авторского вознаграждения, определенная самим автором в заявлении в сумме 0,01%, которая не превышает размер минимального авторского вознаграждения, установленного Постановлением Правительства Российской Федерации, равный 3%.

По вышеуказанным основаниям также не могут быть приняты во внимание доводы ответчика о необходимости взыскания авторского вознаграждения в пользу композитора В., являющегося композитором музыки, которая использовалась в мультфильме <...> определенного п. 7.3 договора от 10 сентября 2004 года, заключенного между ООО <юр.л. 4> и композитором В., в размере 1 рубля за каждый случай подобного использования.

Ссылка ООО <юр.л. 1> на то, что требования ООО <юр.л. 2> в интересах композитора В., предъявлены к ненадлежащему ответчику, которым является ООО <юр.л. 1> поскольку по вышеуказанному договору стороной, обязанной выплачивать композитору В. авторское вознаграждение является ООО <юр.л. 4>, не может быть положена в основу отмены состоявшегося по делу судебного постановления, поскольку в силу пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 года N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" надлежащим ответчиком по делу о защите авторского права и (или) смежных прав является лицо, осуществившее действие по использованию объектов авторского права или смежных прав в соответствии со статьями 15, 16, 37, 38, 40, 41 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах".

Поскольку в ходе рассмотрения спора по существу судом было достоверно установлено, что демонстрацию (публичное исполнение) фильмов в кинотеатре <...> осуществляло ООО <юр.л. 1>, суд пришел к правильному выводу о том, что именно указанное общество является надлежащим ответчиком по заявленному ОО <юр.л. 2> спору.

Доводы кассационной жалобы, оспаривающие указанные выводы суда, являются голословными, правовых оснований к отмене решения суда не содержат. Ответчик в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в обоснование своих возражений о том, что он не относится к кругу плательщиков авторского вознаграждения, доказательств не представил.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом неправильно определена сумма валового сбора ответчика, полученная от демонстрации фильмов в кинотеатре <...> которая на основании банковских документов за спорный период составила 42 252 300 рублей, поскольку не был принят во внимание расчет суммы валового сбора, определенной ответчиком в размере 22 080 925 рублей 50 копеек, являются несостоятельными, поскольку в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком не было представлено суду документов, на основании которых им произведен расчет суммы валового сбора в заявленном ответчиком размере, на основании чего суд правомерно определил сумму валового сбора в спорный период на основании расчета, представленного истцом в материалы дела, подтвержденного копиями платежных поручений о перечислении денежных сумм за кинопрокат в спорный период, представленных в материалы дела банком ответчика.

В заседании судебной коллегии представитель ответчика также пояснил, что представленный расчет не был подтвержден соответствующими документами.

Таким образом, доказательств того, что сумма валового сбора ответчика была в меньшем размере, чем определено истцом в его расчете, ответчиком суду не представлено.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что суд не отразил в своем решении и не дал правовой оценки тому обстоятельству, что в соответствии с выпиской из Государственного реестра фильмов, ООО <юр.л. 2> иск был предъявлен в отношении 4-серийного телевизионного фильма <...> (категория: видео. Длительность 176 минут, композиторы: С. К.А.), тогда как в кинотеатре <...>, согласно представленному ответчиком прокатному удостоверению, демонстрировалось иное аудиовизуальное произведение - кинофильм <...> (категория: кино, длительность 115 минут, композитор С.), является необоснованной, так как из искового заявления усматривается, что ООО <юр.л. 2> обратилось в суд с требованием о взыскании авторского вознаграждения за публичное исполнение музыки композиторов К.А. и С. к фильму <...> демонстрировавшемуся в кинотеатре <...> в период с 25 января 2007 года по 11 февраля 2007 года, что подтверждается выпиской из Государственного реестра фильмов, в которой значится указанный фильм длительностью 115 минут.

Ссылка в кассационной жалобе ответчика на то, что в заявленных ООО <юр.л. 2> фильмах имеется музыка иных композиторов, помимо тех, в защиту которых предъявлены исковые требования, на основании чего истцу надлежало представить доказательства права на вознаграждение каждого из композиторов, а суд неправомерно возложил бремя доказывания указанного обстоятельства на ответчика, является несостоятельной по следующим основаниям.

Статья 9 Закона Российской Федерации от 09 июля 1993 года N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" предусматривает презумпцию авторства.

Согласно пункту 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 года N 15 при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения.

Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

В соответствии с пунктом 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 года при рассмотрении судом дела о защите авторских прав надлежит исходить из того, что пока не доказано иное, автором произведения (обладателем исключительного права на произведение) считается лицо, указанное в качестве такового на экземпляре произведения. Необходимость исследования иных доказательств может возникнуть в случае, если авторство лица на произведение оспаривается.

В действующем законодательстве не установлен исчерпывающий перечень доказательств, которые стороны обязаны использовать для подтверждения своих требований в делах о защите авторских прав, в частности, при защите нарушенного права композитора на вознаграждение.

В силу части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

На основании вышеуказанных положений гражданского процессуального законодательства, судом правомерно в качестве доказательств, подтверждающих право авторов, чьи музыкальные произведения исполнялись при демонстрации фильмов ответчиком, были приняты сведения из Государственного регистра фильмов РФ, прокатных удостоверений и из музыкальных справок, представленные истцом.

С учетом вышеизложенного, не могут быть приняты во внимание доводы ответчика о том, что надлежащими доказательствами того, что композиторы являются авторами музыкального произведения, являются авторский договор на создание музыки и музыкальная справка.

Однако, ответчиком, в нарушение положений статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, не представлено суду доказательств того, что помимо авторов музыкальных произведений, в защиту которых ООО <юр.л. 2> предъявило исковые требования о взыскании авторского вознаграждения, имеются и иные авторы данных музыкальных произведений.

Таким образом, судом правильно возложено на ответчика бремя доказывания указанного обстоятельства.

Довод кассационной жалобы о том, что ответчик был лишен возможности представить доказательства по причине отсутствия у него доступа к документам, в том числе авторским договорам и музыкальным справкам, содержащим сведения обо всех композиторах - авторах музыки, не может быть принят во внимание, так как ответчик, профессионально занимающийся демонстрацией аудиовизуальных произведений при существовании таких договоров с композитором фильма мог и должен был ознакомиться с ними при заключении договоров коммерческого проката и не мог испытывать затруднений в представлении подобного доказательства. Кроме того, ответчик не просил суд об оказании ему содействия в истребовании данных документов в порядке, установленном статьей 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, как было отмечено ранее судебной коллегией, действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня доказательств подтверждения авторского права, в связи с чем ответчик был вправе представлять любые доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости.

В заседании судебной коллегии ответчиком было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела сведений, подтверждающих то обстоятельство, что авторами музыки, использованной в фильмах, демонстрируемых ответчиком в спорный период, являлись помимо авторов, в защиту которых ООО <юр.л. 2> предъявило требования, и иные композиторы. Однако, данное ходатайство было отклонено по тем основаниям, что указанные доказательства ответчик не был лишен возможности представить в суд первой инстанции.

Данное объяснения ответчика также подтверждают выводы суда о том, что ответчик не был лишен возможности представлять доказательства, подтверждающие свои возражения на предъявленные к нему ООО <юр.л. 2> исковые требования.

При таких обстоятельствах размер подлежащих взысканию сумм определен судом в полном соответствии с примененными им нормами материального права и представленными по делу доказательствами, в связи с чем, не могут быть удовлетворены доводы кассационной жалобы о необходимости распределения авторского вознаграждения между композиторами, в защиту которых предъявлены исковые требования ООО <юр.л. 2>, и другими авторами музыкальных произведений, использованных в кинофильмах, не подтвержденные допустимыми доказательствами, которые в силу положений части 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 358 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут быть предметом оценки суда кассационной инстанции.

Также судебная коллегия не может согласиться с доводами ответчика о том, что ООО <юр.л. 2> не располагает полномочиями на сбор авторского вознаграждения для иностранных композиторов, так <юр.л. 2> имеет соответствующую государственную аккредитацию в сфере сбора авторского вознаграждения для композиторов, чьи музыкальные произведения использованы в фильмах, следовательно, ООО <юр.л. 2> уполномочено получить вознаграждение для тех композиторов, с которыми заключены договоры, в том числе и через иностранные авторско-правовые организации, так и для тех с кем таких договоров не заключено, что предусмотрено пунктом 3 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что установленных статьями 362, 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены по доводам кассационной жалобы решения суда в части взыскания из средств ответчика в пользу ООО <юр.л. 2> авторского вознаграждения для последующей выплаты российским и иностранным правообладателям не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает подлежащим отмене решение суда в части взыскания с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных положениями статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Уплата процентов представляет собой санкцию в связи с чем ее следует применять по тем же правилам, что и нормы ответственности. Таким образом, проценты по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации являются мерой гражданско-правовой ответственности, для возникновения которой необходим следующий состав: неправомерное неисполнение денежного обязательства, пользование должником чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания. Именно указанные обстоятельства являются предметом доказывания по данным требованиям.

Удовлетворяя исковые требования в данной части, суд исходил из того, что авторское вознаграждение композиторам не выплачено ответчиком, на основании чего со стороны последнего имело место незаконное удержание денежных средств, причитающихся в счет выплаты авторского вознаграждения.

С указанными выводами суда не может согласиться судебная коллегия, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Так, в ходе рассмотрения спора по существу судом не было установлено того обстоятельства, что композиторы или ООО <юр.л. 2> обращались к ответчику по вопросу выплаты авторского вознаграждения за спорный период, а ответчик, в свою очередь уклонялся от его выплаты.

В заседании судебной коллегии представители сторон пояснили, что таковых обращений не было, на основании чего у суда не имелось оснований полагать, что со стороны ответчика имело место неправомерное неисполнение денежного обязательства, и также пользование должником чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания.

С учетом указанных обстоятельств, ответчик не имел оснований полагать нарушенным право композиторов на получение вознаграждения.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, отсутствуют правовые основания, предусмотренные статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, к возложению на ответчика обязанности по выплате истцу процентов за пользование суммами авторского вознаграждения.

В соответствии со статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационной жалобы, представления вправе изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств.

Судебная коллегия полагает, что отсутствуют основания для направления дела на новое судебное рассмотрение, поскольку материалы дела содержат все доказательства для правильного разрешения спора.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года в части взыскания из средств общества с ограниченной ответственностью в пользу Общероссийской общественной организации для последующей выплаты российским и иностранным правообладателям денежной суммы авторского вознаграждения в сумме 1 213 529 рублей, взыскании судебных расходов - оставить без изменения.

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года в части взыскания из средств общества с ограниченной ответственностью в пользу Общероссийской общественной организации процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, - отменить, в удовлетворении данной части исковых требований Общероссийской общественной организации - отказать.


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства