Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Анализ законодательства > Договор финансирования под уступку денежного требования > О неизвестном факторинге и известном договоре финансирования под уступку денежного требования

О неизвестном факторинге и известном договоре финансирования под уступку денежного требования

 

О НЕИЗВЕСТНОМ ФАКТОРИНГЕ И ИЗВЕСТНОМ ДОГОВОРЕ

ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ

 

(НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И АНАЛИТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА)

 

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 1 марта 2011 года

 

Б.Д. ЗАВИДОВ

 

Факторинг (от англ. Factor) - комиссионер, агент,

 

Завидов Б.Д., зам. гл. редактора федерального журнала "Российский следователь", кандидат юридических наук, доцент, обладатель медали А.Ф. Кони, член Международного союза журналистов и России, член Союза юристов России.

 

Вместо предисловия

 

Широкое применение договора финансирования под уступку денежного требования во внешнеторговой практике привело к разработке Конвенции о международном факторинге (Оттава, 28 мая 1988 г.), участником которой Российская Федерация в настоящее время еще пока не является.

Отдельные факторинговые операции были известны отечественным коммерческим банкам. Эти операции регулировались до введения в действие части второй ГК письмом Госбанка СССР от 12 декабря 1989 г. N 252 "О порядке осуществления операций по уступке поставщиками банку права получения платежа по платежным требованиям за поставленные товары, выполненные работы и оказанные услуги" (см. Комментарий к ГК РФ (части второй) (постатейный). М.: Гардарика, 1996. С. 390).

К сожалению, факторинговые операции в России пока недооцениваются предпринимателями и потому не получили должного распространения. Что касается первых сделок по покупке долговых обязательств, то это случилось в США. Интересно, что в этой стране обычно исключалось обратное требование "фактора" (финансового агента) к клиенту при неоплате уступленного обязательства должником <1>.

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. Финансирование под уступку денежного требования. Комментарий части второй ГК РФ. М.: Фирма "Гардарика", 1996. С. 218.

 

Руководителям хозяйствующих субъектов всех форм собственности из предпринимательских правоотношений хорошо знакома следующая типичная ситуация. Фирма "X" поставила фирме "Z" товар с отсрочкой (рассрочкой) платежа или отдала товар на реализацию (консигнацию).

По условиям заключенного между фирмами "X" и "Z" договора последняя обязалась произвести расчет через определенный промежуток времени, например месяц. Однако проходит месяц, второй, третий, наконец, полгода, а платежа все нет и нет. Вроде бы фирма "Z" была надежным партнером, не один год аналогичные сделки осуществлялись успешно, лишь с небольшими задержками по платежам. А тут вдруг у фирмы "Z" деньги исчезли. Говорят, что "задавили" налоги, однако товар-то был полностью продан. Как же быть?

Ситуация не из приятных. Можно, конечно, "судиться", но как-то все это не очень хорошо: уходит время, Уголовный кодекс нарушается. А главное, упускается время, которое является "деньгами", как говорится, в рыночной экономике. В таких условиях, как известно, успех сопутствует тому, у кого деньги все время "крутятся", а не "заморожены" или "зависли" по тем или иным причинам.

Все эти соображения в конце концов навели на мысль: а что если продать причитающийся мне как кредитору долг той или иной фирмы, предпринимателя и т.д. Кто-то его захочет приобрести. Естественно, по цене несколько меньшей, чем величина самого долга, что важно для того, кто его покупает, с тем чтобы в дальнейшем, когда к нему как к покупателю долга перейдут все права на него, можно было востребовать его с должника на все 100 процентов, без всяких скидок и таким образом вознаградить себя за покупку подобного "товара". Чаще всего в дальнейшем в роли "покупателей" таких долгов выступали различные банки.

Указанные финансовые операции - договоры финансирования под уступку денежного требования - приносят очевидные выгоды каждой стороне. Так, кредитор получает сразу свой долг в виде платежа за минусом вознаграждения агента. Кроме того, кредитор избегает длительной судебно-арбитражной процедуры, не ищет деньги на уплату госпошлины, не нанимает опытных юристов, которым во всех случаях надо не только выплачивать вознаграждение, но и покрывать их издержки в виде различных расходов по делу (командировочные, суточные и т.д.).

Агент как "покупатель" долгов также имеет свой интерес, ибо долги он приобретает за соответствующее материальное вознаграждение.

Финансирование под уступку денежного требования (факторинг) является сравнительно новым институтом российского гражданского права. Целесообразность и эффективность применения данного договора в условиях рыночных отношений объясняется возможностью повышения рентабельности коммерческих операций. Банки, иные кредитные и специализированные организации, выкупающие денежные требования (финансовые агенты), расширяют с помощью данного договора круг оказываемых услуг, добиваются дополнительных доходов.

Предприятия, продающие денежные требования (клиенты), решают задачу ускорения оборота своих средств путем получения досрочной оплаты за поставленные товары (оказанные услуги).

Широкое применение данного договора во внешнеторговой практике привело к разработке Конвенции о международном факторинге (Оттава, 28 мая 1988 г.), участником которой Российская Федерация в настоящее время пока еще не является.

 

1. Основные элементы и некоторые недочеты факторинга

в России (ст. 824 ГК)

 

В России сегодня договор финансирования под уступку денежного требования трактуется законодателем следующим образом: одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (кредитору, клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (абз. 1, пункта 1 статьи 824 ГК РФ).

Надо помнить и следующий момент. Обязательства финансового агента по договору факторинга могут включать ведение дел для клиента, бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметами уступки денежного требования. Сущность факторинга заключается в своеобразном "обмене" исполняемых в будущем долгов кредитора на денежные требования.

Если сопоставить договор финансирования под уступку денежного требования с договором о переходе прав кредитора к другому лицу (договор цессии - ст. 382 ГК РФ), то налицо схожесть этих двух договорных обязательств. Основное и общее в них то, что к финансовому агенту переходит право требования к должнику клиента по переуступленному финансовому агенту требованию.

Однако сама глава 43 ГК не содержит положений или каких-либо норм о том, что правоотношения, регулирующие цессию, могут применяться к отношениям, вытекающим из финансирования под уступку денежного требования. Это якобы говорит о неприменимости норм по договору факторинга к договору цессии и наоборот.

Гражданский кодекс последовательно расширяет понятия договора финансирования под уступку денежного требования, включая в него дополнительные условия.

Так, обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (пункт 2 статьи 824 ГК РФ).

Из анализа обоих пунктов ст. 824 ГК РФ вытекает:

первое. В отличие от договора цессии договор финансирования под уступку денежного требования является двусторонним;

второе. Финансирование под уступку денежного требования в самом общем виде заключается в покупке банком (иной кредитной или специализированной организацией) платежных требований поставщика (исполнителя работ) за отгруженную продукцию (оказанные услуги);

третье. Уступка денежного требования в юридическом смысле возможна, когда в самом тексте договора указано, что соответствующее долговое денежное требование переходит к финансовому агенту лишь тогда, когда не исполнено обязательство, обеспеченное данным требованием;

и, наконец, четвертое. Размер вознаграждения финансового агента не оговорен в Кодексе. Очевидно, что его размер не может иметь "твердой" денежной суммы и зависит от различных обстоятельств: от размера суммы долга, сроков финансирования клиента, оказания клиенту дополнительных услуг и прочих условий.

Еще раз отметим важную экономическую суть факторинга. Она проявляется в том, что позволяет повысить ликвидность активов, а также оборотность капиталов тех предпринимателей, которые прибегают к нему. Все это весьма важно прежде всего для небольших и средних предприятий. Использование факторинга во многих случаях позволяет таким предприятиям снизить расходы на содержание финансовых служб, повысив эффективность обслуживания за счет передачи функций этих финансовых служб специализированным предприятиям, где такая деятельность, как правило, более эффективна в силу высокой степени рационализации <2>.

--------------------------------

<2> См.: Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования. Гражданский кодекс. Часть вторая. Текст. Комментарий. МЦФЭР. М., 1996. С. 435.

 

2. Основные элементы и некоторые нюансы факторинга

 

С экономической стороны факторинг освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя, позволяет незамедлительно получить денежные средства от финансового агента (фактора). Клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов от должника.

Уступка денежного требования известна российскому гражданскому праву как цессия. В отношениях финансирования под уступку денежного требования цессия сочетается с кредитованием и по этой причине занимает самостоятельное место в Гражданском кодексе. К форме договора факторинга, как уже сказано выше, применяются общие правила об уступке требования (ст. 389 ГК).

Формулировка закона об обязанности финансового агента в отношении передачи денежных средств - "передает или обязуется передать" - обусловливает возможность как реальности, так и консенсуальности этого договора. Кроме того, договор финансирования под уступку денежного требования:

возмездный;

двусторонне обязывающий.

Выгоды факторинга с экономической стороны: освобождает факторинга от ожидания плата за товары (работы, услуги) от покупателя.

"Такого рода отношения возникли в практике стран с развитой рыночной экономикой. Пионерами здесь выступили США, впервые допустившие подобные сделки по покупке долговых обязательств, причем исключалось обратное требование фактора к клиенту при неоплате уступленного обязательства должником. Применение факторинговых операций в Европе допустило "оборотный факторинг", то есть возможность регрессного требования фактора к своему клиенту, исключающую, следовательно, для финансового агента риск неплатежа со стороны должника по уступленному обязательству. В 1988 году была принята также специальная Конвенция о международном факторинге, которая, однако, не вступила в силу. В континентальном европейском праве специальные нормы о договоре факторинга отсутствуют и для его регулирования используются общие нормы обязательственного права, прежде всего о цессии. Однако он достаточно широко используется в коммерческой практике. С этой точки зрения следует отметить, что новый российский ГК использовал в этой сфере самый передовой современный опыт" <3>.

--------------------------------

<3> См. цитату по: Суханогов Е.А. Постатейный комментарий к ГК РФ (части 1 - 4) / Под ред. С.А. Лаптева. М.: Проспект, 2009 (2-е изд.). С. 768 - 769.

 

Кроме того, из содержания (и сопоставления) п. 1 ст. 824 ГК и ст. 831 ГК следует, что условия договора могут предусматривать две формы передачи денежных средств финансовым агенту клиенту под уступку денежного требования:

а) путем покупки денежного требования;

б) путем предоставления денежных средств в долг" <4>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2003.

 

<4> См.: Постатейный комментарий к ГК РФ (части второй) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2002. С. 522.

 

Как и было нами указано ранее, в законе выделяют две разновидности указанного предмета договора:

денежные требования, по которым уже наступил платеж (существующее требование);

денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Характерно, что будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу (например, на продажу товаров)" <5>.

--------------------------------

<5> См.: Медведев Д.А., Смирнов В.Т. Гражданское право. 4-е изд. М.: Проспект, 2004. Т. 2. Гл. 39. С. 509 - 510.

 

"Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. В интересах фактора срок исполнения договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего... Цена договора - стоимость уступаемого требования клиента к должнику. При определении цены в договоре учитываются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору, количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и пр. Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному: в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных ценностей, разницы между номинальной стоимостью переданных требований и его оценочной (рыночной) стоимостью. Содержание договора факторинга составляют права и обязанности финансового агента и клиента" <6>.

--------------------------------

<6> См.: Медведев Д.А., Смирнов В.Т. Указ. соч. С. 510 - 511.

 

Договор факторинга в России является взаимным и возмездным. Причем "...он может быть сконструирован и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование) по усмотрению его сторон. Цель обычного факторинга - получение клиентом его денежных средств по усмотрению сторон в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполнения обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК)" <7>.

--------------------------------

<7> См.: Медведев Д.А., Смирнов В.Т. Указ. соч. С. 508 - 509.

 

3. Финансовый агент

 

В старой редакции ст. 825 ГК РФ о "фигуре" финансового агента сказано следующее:

"В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида".

Как видим, в ст. 825 ГК содержится прямое указание об обязательном лицензировании факторинговой деятельности. Однако согласно ст. 5 Закона о банках, финансирование под уступку денежного требования (приобретение банками и иными кредитными организациями денежных требований) отнесено к сделкам, для осуществления которых не требуется лицензии ЦБ РФ, а поэтому указанные разрешения не должны получать банки и другие кредитные организации.

В "новом" содержании ст. 825 ГК, в редакции Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ, дословно сказано следующее: "В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать коммерческие организации".

Отсюда неясно, обязана ли коммерческая организация иметь лицензию на проведение факторинговых мероприятий или нет, т.к. в данной статье об этом прямо ничего не сказано. Но очевидно, что коммерческая организация не должна иметь привилегий перед иными кредитными и иными специализированными организациями, которые должны обязательно иметь лицензию на проведение факторинга. Полагаем, что новая редакция ст. 825 ГК РФ порождает некоторые неясности в этом вопросе.

Странно и то, что в гражданском законодательстве нигде не говорится о том, какой же госорган должен (правомочен или обязан) выдавать лицензии специализированным юридическим лицам, которые не относятся к банкам либо иным кредитным организациям, чтобы эти юридические лица могли участвовать в гражданском обороте в качестве финансовых агентов, т.е. по правилам статьи 825 ГК РФ.

Из смысла ст. 825 ГК также неясно, где коммерческая специализированная организация может получить лицензию "финансового агента" и что для этого необходимо.

Этот вопрос наконец решен в Положении о порядке представления в антимонопольные органы ходатайств о согласовании проведения операций на рынке банковских услуг в соответствии со статьей 32 Закона Российской Федерации "О банках и банковской деятельности". Данное Положение утверждено Приказом ГАК РФ от 22 июля 1997 г. N 100 <8>. Причем тот факт, что коммерческая организация, осуществляющая факторинговые операции, обязана иметь соответствующую лицензию под страхом ничтожности сделки как не соответствующей закону <9>.

--------------------------------

<8> См.: ЭЖ. 1997. N 35.

<9> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 21.12.2004 N Ф09-5434/04-АК.

 

4. Предмет уступки денежного требования

 

Предметом уступки, под который предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, чтобы идентифицировать существующее в момент заключения договора требование, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения (пункт 1 статьи 826 ГК РФ).

Кодекс различает два вида денежных требований, могущих быть предметом уступки:

- по которым срок платежа уже наступил;

- по которым срок платежа наступит в будущем.

Причем при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события <10>.

--------------------------------

<10> См.: примечание: разделение требований на существующие и будущие проведено в гл. 43 ГК, мягко говоря, неудачно, т.к. в описанной ситуации речь, очевидно, идет о существующем требовании... Кроме того, будущее требование может явиться предметом договора факторинга, но никак не предметом уступки, как это следует из п. 1 ст. 426 ГК (Гражданское право. Учебник. 4-е изд. Ч. 2. М.: Проспект, 2004. С. 510).

 

Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (пункт 2 ст. 826 ГК РФ).

Из смысла статьи 826 ГК РФ следует, что:

1. Предметом уступки может быть несколько требований, а не обязательно одно.

2. Предметы уступки должны быть сугубо конкретны, а потому в договоре должны быть указаны: сроки выплаты; суммы, подлежащие уплате финансовому агенту, и другие квалифицирующие признаки переуступаемого требования.

Как правило, вознаграждение финансового агента можно производить по аналогии с вознаграждением из договора комиссии. В разных странах количественные размеры его колеблются между 0,75 и 3,5%, хотя он может быть и выше. К этой ставке добавляется также кредитный процент по авансовым платежам, осуществляемый фактором (кредитором-клиентом).

Финансовый агент вправе отказаться от требований, в оплате которых у него имеются сомнения.

Слова "идентифицировать существующее требование" означают, что клиент не только должен, но и обязан передать фактору счета, в которых обязательно указывается, что платеж должен быть произведен фактору. Клиент должен сообщить фактору любую имеющуюся у него информацию о своих покупателях, а также любую информацию, которая может облегчить получение долгов. Он также обязан сообщить финансовому агенту любые сведения, которые могут быть противопоставлены его требованиям, а также сведения об имеющихся с покупателем спорах. Клиент обязуется предоставить фактору доступ к его балансу, счетам и бухгалтерии. Все это говорит о том, что между финансовым агентом и клиентом должны быть созданы отношения сотрудничества и взаимного доверия <11>.

--------------------------------

<11> См.: Комаров А.С. Там же. С. 438.

 

5. Ответственность клиента перед финансовым агентом

 

Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (п. 1 ст. 827 ГК РФ).

Смысл данной правовой нормы состоит в том, что клиент обязан гарантировать существование передаваемого долга.

В данном случае ответственность клиента аналогична ответственности такого же субъекта по договору цессии перед финансовым агентом. Клиент отвечает за недействительность предмета требования. Однако важно помнить и другое правило: клиент не отвечает за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства, если иное не предусмотрено договором.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять (п. 2 ст. 827 ГК РФ).

Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

Как уже было отмечено выше, клиент обязан передать финансовому агенту все документы (счета-фактуры, накладные, переписку, договор и др.), подтверждающие денежное требование к должнику. При представлении клиентом указанных документов финансовому агенту в полном объеме риск неисполнения переданного требования, если иное не предусмотрено в тексте заключенного договора, лежит на финансовом агенте.

Если обстоятельства, предоставляющие право должнику не оплатить переуступленное требование, были неизвестны клиенту в момент переуступки требования, то его ответственность наступает лишь при наличии в договоре условий о праве регресса финансового агента к клиенту. В этом случае, как правило, предусматривается неполная предварительная оплата суммы требования (например, 80 процентов). Остаток суммы выплачивается после совершения должником платежей по переуступленному требованию <12>.

--------------------------------

<12> См.: Комментарий к ГК РФ (части второй) (постатейный). М.: Юрайт, 2002. С. 394.

 

6. Права и обязанности сторон по договору финансирования

об уступке денежного требования

 

Статьи 828 и 829 ГК РФ касаются только вопросов об уступке денежного требования, а статьи 830 - 832 - прав и обязанностей сторон данного денежного обязательства.

Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении (п. 1 ст. 828 ГК РФ).

Положение, установленное пунктом 1 статьи 828 ГК РФ, не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении.

Основная мысль ст. 828 ГК РФ такова: наличие условий о запрете переуступки денежного требования не освобождает должника от обязанности совершить платеж финансовому агенту. При этом не теряют юридической силы условия об обязательствах либо ответственности клиента перед должником в случае переуступки денежного требования.

По договору цессии (п. 2 ст. 382 ГК РФ) действует обратное правило:

переход прав кредитора к другому лицу является недействительным.

Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается.

В случае, когда последующая уступка денежного требования допускается договором, к ней, соответственно, применяются положения главы 43 ГК РФ (ст. 829 ГК РФ).

 

7. Права и обязанности должника и финансового агента

 

Должник несет определенные обязанности и имеет немалый круг прав.

Так, он обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (п. 1 ст. 830 ГК РФ).

В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со статьями 410 - 412 ГК РФ предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту (п. 1 ст. 832 ГК РФ).

Требования, которые должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете об ограничении уступки требования, не имеют силы в отношении финансового агента (п. 2 ст. 832 ГК РФ).

При применении пункта 2 статьи 832 ГК РФ следует иметь в виду, что при осуществлении должником платежа финансовому агенту должник вправе зачесть свои денежные требования к клиенту, если эти денежные требования уже имелись у должника к моменту, когда должник узнал об уступке требования финансовому агенту. Данное правило следует учитывать, когда финансовый агент покупает у клиента денежное требование без права регресса, если полученные им (агентом) суммы окажутся меньше выплаченных за переуступленное требование.

В силу п. 1 ст. 833 ГК РФ должник не вправе, в случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, требовать от финансового агента возврата сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента (п. 1 ст. 833 ГК РФ).

Должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, тем не менее вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования (п. 2 ст. 833 ГК РФ).

Права и обязанности финансового агента имеют несколько "усеченный" характер по сравнению с правами и обязанностями клиента.

Согласно пункту 2 ст. 830 ГК финансовый агент обязан по просьбе должника в разумный срок представить должнику доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполнит эту обязанность, должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.

Исполнение денежного требования должником финансовому агенту в соответствии с правилами настоящей статьи освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом (п. 3 ст. 830 ГК РФ).

Если по условиям договора финансирования под уступку денежного требования финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование (п. 1 ст. 831 ГК РФ). Если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

Договор финансирования под уступку денежного требования бывает двух видов. В первом случае клиент уступает финансовому агенту за оговоренную сумму денежное требование. Финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он получит от должника, даже если платеж должника значительно превышает сумму выплаты финансового агента клиенту. Однако финансовый агент несет риск того, что платеж должника не покроет его расходы за переуступленное требование.

Если финансовый агент не желает рисковать, заключается договор другого вида. Клиент берет на себя риск того, что должник не выполнит полностью свои обязательства и остаток по долгам он (клиент) будет выплачивать финансовому агенту.

Завершающей статьей главы 43 Гражданского кодекса РФ является статья 833 под названием "Возврат должнику сумм, полученных финансовым агентом".

Поскольку всякое текстовое искажение содержания любой правовой нормы является недопустимым, приводим ст. 833 ГК РФ дословно:

"В случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврата сумм уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента" (п. 1 ст. 833 ГК РФ).

"Должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, тем не менее вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования" (п. 2 ст. 833 ГК РФ).

Основная идея ст. 833 ГК заключается в том, что она регламентирует взаимоотношения сторон в том случае, когда в результате нарушения клиентом своих обязательств перед должником у последнего наступает право требовать возврата уже уплаченных сумм. В положениях статьи ярко видна приоритетность, по сравнению с первоначальным обязательством, отношений, обусловленных уступкой требования.

Ценность договора факторинга совершенно ясна. Этот вид договора позволяет кредиторам, и прежде всего крупным кредиторам, естественным монополиям (железные дороги, судовладельцы, оптовики и т.д.), постоянно имеющим дело с большим количеством должников, освободиться от трудоемкой работы по получению от них платежей, продав или передав соответствующие требования специализированной фирме - финансовому агенту за комиссионное или иное вознаграждение.

 

 

 

 

�д-�F �h �� внивает его с тем случаем, когда представитель (поверенный) права на передоверие вообще не имел. Однако подобный вывод вызывает сомнение. Есть основания полагать, что решение должно быть иным. Имеется в виду установление единого начала ответственности для случаев разрешенной замены. Что же касается последствий замены неразрешенной, поверенному придется, очевидно, выступить перед доверителем в качестве гаранта за все действия субститута, избранного им в нарушение действующего законодательства.

 

Еще один вопрос, связанный с передоверием, относится к положению первоначального поверенного: продолжают ли существование его правоотношения с доверителем и, в частности, сохраняет ли он право на представительствование от имени доверителя? Определенный ответ позволяет сформулировать статья 188 ГК РФ. Прежде всего следует отметить, что пункт 1 указанной статьи содержит исчерпывающий перечень оснований для прекращения действия доверенности. И такое основание, как передоверие, в перечне отсутствует. К этому можно добавить, что указание в пункте 2 данной статьи на то, что с прекращением доверенности прекращается и действие передоверия, подтверждает вторичность полномочий субститута и вместе с тем независимость полномочий поверенного, осуществившего передоверие. При передоверии не происходит ни цессии, ни перевода долга, что облегчает возможность, в частности, использовать субституцию для передачи субституту части принадлежащих поверенному полномочий.

Таким образом, в результате субституции у доверителя появляются два поверенных, что, разумеется, расширяет возможности использования представительства для доверителя.

Из всего этого следует некоторая условность самих терминов "передоверие" и "замена", поскольку, строго говоря, поверенный не передает своих прав субституту, а лишь наделяет его имеющимся у него правом, сохраняя одновременно это же право за собой.

�он�@I� �� �� �нции. Если же такое исключение и допускается в апелляционной инстанции, то только при наличии объективных причин, препятствовавших сделать заявление о подлоге в ходе разбирательства в первой инстанции, на что и указано в Постановлении Пленума ВАС РФ N 36.

 

 

Заявление о фальсификации стороной,

сфальсифицировавшей доказательство

 

Последний вопрос, который следует рассмотреть, состоит в том, может ли заявить о фальсификации доказательства сторона, от которой исходит такое доказательство, то есть сторона, которая его сфальсифицировала.

Приведем пример. Заключая договор, который являлся для акционерного общества крупной сделкой, генеральный директор представил контрагенту протокол заседания совета директоров акционерного общества, на котором было одобрено совершение сделки. В действительности никакого заседания совета директоров не было, а подпись председателя совета директоров на протоколе была подделана генеральным директором. После избрания нового генерального директора общество оспорило в суде заключенный договор со ссылкой на нарушение порядка совершения крупных сделок. Ответчик - контрагент по договору представил суду протокол заседания совета директоров, который был передан ему при заключении договора. Акционерное общество заявило о фальсификации данного доказательства и просило назначить экспертизу подлинности подписи председателя совета директоров на нем. Одновременно общество признало, что данный протокол был изготовлен и передан ответчику предыдущим генеральным директором общества, а оттиск печати общества, проставленный на протоколе, является подлинным. Таким образом, сторона, от которой исходит подложное доказательство, сама заявила о том, что оно сфальсифицировано. Допустимо ли использование данного средства защиты таким лицом?

Предваряя ответ, отметим, что действующая редакция статьи 161 АПК РФ не содержит никаких ограничений по использованию данного средства защиты в зависимости от того, от какой стороны процесса исходит сфальсифицированное доказательство. Но это не означает, что проблемы нет. Нетрудно догадаться, какой будет реакция суда, если на вопрос стороне, сделавшей заявление о фальсификации представленного оппонентом доказательства: "А кто, по-вашему, сфальсифицировал доказательство?" - прозвучит ответ: "Да мы сами и сфальсифицировали".

На первый взгляд, ответ на поставленный вопрос должен быть отрицательным. Если предоставить стороне процесса право защищаться в суде ссылкой на фальсификацию доказательства, которую эта сторона и выполнила и с помощью которой она ввела в заблуждение своего контрагента, то это будет поощрением вопиющих злоупотреблений, а, как известно, противодействие и пресечение злоупотреблений являются одним из самых злободневных вопросов современной практики. Однако думается, что такой вывод был бы поспешным. При ответе на поставленный вопрос следует учитывать, что в определенных ситуациях, если не предоставить право заявить о фальсификации доказательства, сторона может оказаться полностью лишенной каких-либо средств защиты от фальсификаций, совершенных ее прежними руководителями. В частности, невозможно предъявить иск о признании недействительным решения совета директоров/общего собрания акционеров, которое в действительности никогда не принималось и в подтверждение которого лишь сфальсифицирован документ. Если при отсутствии средств исковой защиты мы лишим такого субъекта процесса и права сделать заявление о фальсификации, у него не будет эффективных средств получения судебной защиты. Мы далеки от того, чтобы делать какие-либо обобщения, но полагаем, что нельзя категорически и во всех случаях лишать участника процесса возможности признать факт фальсификации доказательства, исходящего от него, если это необходимо для защиты его правомерных интересов.

 

Таковы некоторые предварительные размышления о сущности института фальсификации доказательств в арбитражном процессе.

u� {Ne<�� �� >

 

 

В отношении дела "Николаев против Российской Федерации" (Постановление от 2 марта 2006 г.) <10> ЕС отметил, что одно лишь несогласие сторон по вопросам заключения мирового соглашения по делу не является основанием для признания соответствующей жалобы неприемлемой.

--------------------------------

<10> См.: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/view.asp?item=3&portal=hbkm&action=html&highlight=Nikolayev&sessionid=16075&skin=hudoc-en

 

В делах "Васильева против Российской Федерации" (Постановление от 13 июля 2006 г.) <11>, "Матрена Полупанова против Российской Федерации" (Постановление от 13 июля 2006 г.) <12> власти Российской Федерации достигли мирового соглашения с заявительницами и представили его Европейскому суду. Впоследствии, подав жалобу в ЕС, заявительницы утверждали, что заключили эти мировые соглашения под психологическим давлением, оказанным на них органами власти. Суд не исключил жалобы из списка рассматриваемых дел. По его мнению, соглашение, представленное властями Российской Федерации, было заключено вне рамок переговоров по вопросу заключения мирового соглашения при рассмотрении дела Европейским судом. Дочь заявительницы ("Васильева против Российской Федерации") и заявительница ("Матрена Полупанова против Российской Федерации") не только не подтвердили Европейскому суду свою волю разрешить дело заключением мирового соглашения с властями Российской Федерации, но, напротив, оспаривали действительность мирового соглашения и прямо выразили желание продолжить рассмотрение их жалобы Европейским судом. Учитывая данные обстоятельства, Европейский суд установил, что стороны не достигли мирового соглашения на основе уважения прав человека.

--------------------------------

<11> См.: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/view.asp?item=4&portal=hbkm&action=html&highlight=VASILYEVA&sessionid=16075&skin=hudoc-en

<12> См.: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/view.asp?item=2&portal=hbkm&action=html&highlight=Polupanova&sessionid=16075&skin=hudoc-en

 

Итак, Суд в обозначенных выше делах установил, что стороны не смогли договориться по условиям мирового соглашения по делу и вынес постановления по существу.

Как видно из приведенных прецедентов, власти Российской Федерации и ФРГ пошли на ряд уступок по отношению к заявителям, пытаясь добиться взаимоприемлемого результата: удовлетворения интересов заявителя путем выплаты ему денежной компенсации, с одной стороны, и исключения жалобы, поданной заявителем, из списка рассматриваемых дел - с другой. Однако эти уступки не удовлетворили заявителя, и, следовательно, не были взаимными, поскольку нарушали его права и интересы. Поэтому стороны, используя процедуру дружественного урегулирования спора, не смогли достигнуть результата примирения. Европейский суд, оценив все обстоятельства, пришел к выводу о том, что уступки государства-заявителя основаны не на уважении прав и свобод человека. Не убедившись в достаточности уступок государства и в реальности их исполнения, Суд самостоятельно принял решение продолжить рассмотрение дела по существу. Такую самостоятельность ЕСПЧ предлагаем считать отрицательной. Название объясняется тем, что права и свободы заявителя будут также восстановлены, но гораздо позднее и с риском длительного неисполнения итогового акта ЕСПЧ властями государства-ответчика, ухудшится статистика решений ЕСПЧ, вынесенных против государства-ответчика, увеличится длительность устранения выявленных Судом несоответствий российского законодательства положениям Конвенции, ухудшится либо останется прежним имидж России как правового государства.

 

Выводы

 

В международных правовых актах, регулирующих деятельность Европейского суда, немалое внимание уделяется институту примирения сторон, выработана прецедентная практика его использования. Увеличение количества дел, по которым властям Российской Федерации удается достичь результата примирения, способствует повышению ее имиджа на европейской арене, устранению недостатков законодательства национальными правовыми средствами и развитию института примирительных процедур, используемых после возбуждения производства по делу в суде.

Природа, порядок, форма и последствия использования институтов примирения в российских судах и ЕСПЧ во многом схожи. Однако взгляд Европейского суда на примирение гораздо шире и гибче подходов, закрепленных в ГПК РФ и АПК РФ. Как видно из проведенного исследования, Европейский суд обладает самостоятельностью (положительной и отрицательной) в отношении вопроса заключения мирового соглашения и наступления последствий его заключения - исключения жалобы из списка рассматриваемых дел - независимо от волеизъявления заявителя или государства-ответчика. При этом для принятия решения об исключении жалобы из списка рассматриваемых дел помимо оценки факторов, указанных в деле "Алексенцева и другие против Российской Федерации", Европейский суд также оценивает следующее:

- реальность и достаточность исполнения условий (уступок государства) мирового соглашения властями государства-ответчика;

- гарантированность ненарушения принципа прав и свобод человека.

Представляется, что сквозь призму понимания Европейским судом института мирового соглашения можно по-новому посмотреть на результаты примирения сторон в гражданском и арбитражном процессах России.

 

 

 

 


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства