Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Анализ законодательства > Дарение > Феномен отмены дарения в связи с неблагодарностью одобряемого

Феномен отмены дарения в связи с неблагодарностью одобряемого

ФЕНОМЕН ОТМЕНЫ ДАРЕНИЯ В СВЯЗИ

С НЕБЛАГОДАРНОСТЬЮ ОДАРЯЕМОГО

 

А.В. МЫСКИН

 

Как известно, договор дарения является одним из самых распространенных и часто встречающихся в практической жизни гражданско-правовых договоров. Правовому регулированию договора дарения в настоящее время посвящена глава 32 (ст. 572 - 582) Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ). Одна из статей данной главы, а именно ст. 578, посвящена достаточно уникальному правовому явлению в нашем гражданском законодательстве, а именно вопросам отмены дарения. Правовая сущность отмены дарения заключается в том, что вещь, которая была уже подарена в прошлом и которая поступила в собственность одаряемого, при некоторых обстоятельствах может быть по требованию дарителя или иных лиц возвращена обратно. Статья 578 ГК РФ устанавливает четыре основания отмены дарения. К ним относятся:

- совершение одаряемым покушения на жизнь дарителя, жизнь кого-либо из членов семьи или близких родственников дарителя либо умышленное причинение дарителю телесных повреждений;

- обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, таким образом, что это создает угрозу ее безвозвратной утраты;

- совершение индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом дарения в нарушение положений Закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествующих объявлению такого лица несостоятельным (банкротом);

- включение в договор между дарителем и одаряемым условия, что подаренная вещь перейдет обратно в собственность дарителя, если он переживет одаряемого.

Для нас в рамках настоящей статьи будут представлять интерес два вышеприведенных случая, а именно покушение на жизнь и здоровье дарителя или близких ему людей, а также ненадлежащее обращение с вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность (явления, которые в теории гражданского права получили название "неблагодарность одаряемого"). Представляется бесспорным то обстоятельство, что с позиций справедливости, нравственности, представлений о добре и зле, а также принципов и духа современного гражданского права данные правовые нормы являются вполне разумными, обоснованными и взвешенными. Но как можно объяснить правовую конструкцию отмены дарения в указанных случаях с формально-юридической точки зрения?

Суть проблемы заключается в том, что если мы взглянем на право дарителя отменить дарение при неблагодарности одаряемого с позиции чистой логики обязательственного (договорного) права, то увидим, что такого права у дарителя попросту не может быть. Чтобы не быть голословным, проиллюстрируем сказанное на следующем примере. Стороны заключают договор купли-продажи. Продавец передает покупателю товар, покупатель принимает товар и становится его собственником. Возникает следующий вопрос: на каком основании покупатель после передачи ему товара имеет право потребовать от продавца замены или возврата товара, в котором в дальнейшем обнаружились, к примеру, скрытые недостатки? Объяснить данное право покупателя можно очень просто. Как гласит п. 1 ст. 408 ГК РФ, обязательство прекращается только его надлежащим исполнением, т.е. таким исполнением, в котором каждая сторона должным образом выполнила все лежащие на ней обязанности. Следовательно, после передачи некачественного товара продавцом и приобретения на него права собственности со стороны покупателя, договор купли-продажи не прекращается, он продолжает оставаться юридически действующим во времени (хотя стороны могут этого даже не осознавать), так как продавец не исполнил (или исполнил ненадлежащим образом) одну из своих главных обязанностей, а именно не передал покупателю товар надлежащего качества (ст. 469 ГК РФ). Договор купли-продажи и возникшее на его основе обязательство в данном случае не прекратят своего существования, даже если продавец добросовестно не знал о скрытых недостатках товара (ст. 476 ГК РФ). В том случае, если покупатель заявит требование о замене купленного товара, покупатель тем самым потребует от продавца надлежащим образом исполнить лежащую на нем обязанность в рамках действующего договора купли-продажи. Если покупатель потребует возврата товара продавцу, покупатель, по сути, потребует этим от продавца одностороннего расторжения действующего договора купли-продажи. Схожие отношения возникают и при передаче подрядчиком заказчику результатов выполненных работ со скрытыми недостатками (ст. 720 ГК РФ).

Что же мы наблюдаем в договоре дарения при его отмене? Как известно, ст. 572 ГК РФ, давая определение договора дарения, устанавливает две его возможные модели. Первая модель выражается в том, что договор дарения может быть заключен как консенсуальная сделка. В этом случае даритель и одаряемый заключают между собой договор, по условиям которого даритель обязуется в будущем совершить в пользу одаряемого акт дарения. В соответствии с п. 2 ст. 574 ГК РФ такой договор дарения под страхом его недействительности обязательно должен быть заключен в письменной форме. Вторая модель договора дарения выражается в том, что такой договор может быть совершен как реальная сделка. При такой модели договора даритель и одаряемый не вступают между собой в предварительное соглашение по вопросу акта дарения, а само дарение совершается непосредственно в момент передачи вещи. Например, именно по такой модели в большинстве случаев строится дарение вещи на дне рождения. Однако и при консенсуальной, и при реальной модели дарения договор дарения прекращается в момент передачи вещи от дарителя к одаряемому, который, как правило, совпадает с моментом перехода права собственности на данную вещь от одной стороны к другой. Именно с момента передачи подаренной вещи договор дарения прекращается его надлежащим исполнением, а стороны в дальнейшем не являются связанными данным договором и не несут по нему никаких права и обязанностей. В связи с этим и возникает вопрос: а на каком, собственно говоря, основании даритель имеет право потребовать от одаряемого возврата подаренной ему когда-то в прошлом вещи, если даритель и одаряемый уже не состоят в договорных (обязательственных) отношениях между собой? Объяснений данному правовому феномену может быть несколько.

Можно предположить, что в момент передачи вещи договор дарения не прекращается, а на одаряемого возлагается особая юридическая обязанность, которая будет выражаться в том, что одаряемый будет обязан воздерживаться от неправомерных посягательств на жизнь и здоровье дарителя, его близких родственников и членов семьи. В случае же нарушения данной договорной обязанности даритель (или его правопреемники) в качестве своеобразного наказания имеют право потребовать от одаряемого возврата подаренной вещи в рамках действующего (существующего) договора дарения. Однако, как нам представляется, такое объяснение отмены дарения не может считаться удовлетворительным. Во-первых, обязанность воздерживаться от неправомерных посягательств на жизнь и здоровье человека является обязанностью абсолютной. Такая юридическая обязанность лежит абсолютно на каждом человеке и направлена на охрану и защиту всех без исключения людей. Поэтому неправильно говорить о том, что одаряемый обязан не причинять вреда жизни и (или) здоровью только дарителю, членам его семьи и близким родственникам; эта обязанность одаряемого действует в отношении всех без исключения третьих лиц. Во-вторых, такую юридическую обязанность вряд ли вообще можно назвать гражданско-правовой. Сфера этих отношений регулируется и защищается в первую очередь нормами отраслей публичного, а не частного права. Поэтому об обязанности не причинять вреда жизни и (или) здоровью лица вообще некорректно говорить как о гражданско-правовой обязанности, возникающей в сфере договорного права. И наконец, в-третьих, если бы обязанность по воздержанию от неправомерного посягательства на жизнь и здоровье дарителя, его родственников и членов семьи и могла быть признана в качестве договорной гражданско-правовой обязанности одаряемого, это превратило бы все без исключения договоры дарения в договоры, которые существовали бы "вечно", что вряд ли способствовало бы развитию стабильного гражданского оборота. Причем смерть дарителя от рук одаряемого не прекращала бы договор дарения, так как в силу прямого указания закона в случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя (п. 1 ст. 578 ГК РФ).

Второе объяснение, которое может быть дано феномену отмены дарения, заключается в том, что, если отношения, которые возникают между дарителем и одаряемым после передачи дара, не могут подпадать под сферу регулирования договорного права, отмена дарения, по всей видимости, должна объясняться посредством норм деликтного права. И в самом деле, одаряемый, совершая в отношении дарителя покушение на его жизнь и (или) здоровье, совершает не только преступление, но и гражданское правонарушение (деликт). Вследствие этого отмена дарения должна рассматриваться как частный случай деликтной ответственности одаряемого-правонарушителя перед дарителем или его наследниками. Однако при всей привлекательности данного варианта такое решение проблемы также не может считаться удовлетворительным. Как известно, сущность деликтной (внедоговорной) ответственности заключается в том, что причиненный личности или имуществу гражданина вред должен быть возмещен в полном объеме лицом, причинившим такой вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Такова общая (генеральная) линия всего деликтного права. Как нетрудно заметить, та вещь, которая была когда-то подарена одаряемому, совершившему в дальнейшем покушение на жизнь и (или) здоровье дарителя, не может считаться вредом в том смысле этого слова, какой ему придают законодательство и правоприменительная практика. Ввиду того, что собственником подаренной вещи с момента совершения договора дарения является одаряемый, подаренная вещь не может рассматриваться как реальный ущерб, упущенная выгода или иная имущественная потеря дарителя. Поэтому такой "вред" не может быть возмещен никаким образом ввиду отсутствия самого вреда. В результате этого стоит только отметить, что отмена дарения при неблагодарности одаряемого не может рассматриваться как мера деликтной ответственности за совершенное одаряемым гражданское правонарушение.

Тогда каким же образом все-таки можно объяснить правовую сущность отмены дарения? Неужели перед нами действительно такое правовое явление, которое не имеет ни прямых, ни косвенных аналогов в российском гражданском законодательстве? Как нам представляется, феномен отмены дарения при неблагодарности одаряемого может быть объяснен посредством использования такой категории, как "постдоговорная ответственность" (culpa post contractum finitum). Но что такое постдоговорная ответственность? Каким образом можно определить ее суть?

Сразу необходимо подчеркнуть, что данная конструкция является своеобразной "экзотикой" российской цивилистической сферы. Категория постдоговорной ответственности неизвестна отечественному гражданскому законодательству; практически отсутствуют по данной тематике и фундаментальные научные исследования. М.С. Синявская, показывая сущность постдоговорной ответственности в европейских правопорядках, отмечает, что ответственность на постдоговорной стадии означает существование охранительной обязанности, которая лежит на контрагенте (или контрагентах) уже после исполнения договорного обязательства (его прекращения) <1>. Иными словами, суть постдоговорной ответственности сводится к следующему. Специфика некоторых договорных обязательств такова, что их надлежащее исполнение и, как следствие этого, их прекращение не влечет полного разрыва юридической связи между сторонами. На бывшего участника договорного отношения возлагается дополнительная (постдоговорная) охранительная обязанность, которую он должен будет исполнять по отношению к своему бывшему контрагенту в течение неопределенного периода времени. Содержание такой охранительной обязанности будет выражаться в активном совершении (или, наоборот, пассивном несовершении) обязанным лицом определенного действия, направленного на охрану и защиту имущественных и (или) личных неимущественных прав и законных интересов лица. Нарушение же этой охранительной обязанности повлечет привлечение лица к гражданско-правовой ответственности.

--------------------------------

<1> Синявская М.С. Вопросы нарушения договора и его последствий в современном французском праве: настоящее положение дел, критика, проект реформы // Вестник гражданского права. 2008. N 3. Том 8. С. 81.

 

Необходимо уточнить, что указанные охранительные обязанности не являются обязанностями договорными. Гражданско-правовой договор является только причиной возникновения таких обязанностей; после прекращения договора охранительные обязанности начинают жить своей самостоятельной юридической жизнью. В свете сказанного становится очевидным, что конструкция постдоговорной ответственности является конструкцией, занимающей как бы промежуточное положение между договорным и деликтным правом и воплощающей в себе черты как первой, так и второй правовой материи. Кроме того, постдоговорная ответственность является прямым антиподом категории преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo) - категории, более разработанной и исследованной в отечественном правопорядке <2>.

--------------------------------

<2> См., например: Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М.: Статут, 2006. С. 162 - 169.

 

Таким образом, если рассмотреть феномен отмены дарения при неблагодарности одаряемого сквозь призму постдоговорной ответственности, то все встанет на свои места. Договор дарения, прекращаемый передачей вещи от дарителя к одаряемому, возлагает на одаряемого дополнительную охранительную обязанность, которая будет выражаться в том, что одаряемый впредь должен будет проявлять к дарителю, его родственникам и членам его семьи особую благодарность, выражающуюся в воздержании одаряемого от неправомерного посягательства на жизни и (или) здоровье вышеуказанных субъектов. Такая обязанность не является каким-то особым пожизненным обременением для одаряемого и не превращает договор дарения в возмездный договор, так как действие этой обязанности распространяется в принципе на всех без исключения третьих лиц. В случае же нарушения одаряемым этой обязанности (т.е. проявления неблагодарности) даритель или его наследники имеют право привлечь одаряемого к особой гражданско-правовой (постдоговорной) ответственности, а именно отменить дарение и потребовать подаренную вещь обратно. Причем такая мера ответственности не может быть признана ни договорной, ни деликтной ответственностью в их классическом понимании.

Именно конструкция постдоговорной ответственности позволят объяснить и второе основание отмены дарения, а именно обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, таким образом, что это создает угрозу ее безвозвратной утраты. Только в данном случае охранительная обязанность одаряемого будет уже выражаться в надлежащем обращении с подаренной вещью, несмотря на то что одаряемый является ее полноценным собственником и может делать с ней, в принципе, что захочет.

В завершение хотелось бы вкратце осветить следующий аспект. Необходимо понимать, что отмена дарения не является ни расторжением договора дарения, ни признанием его недействительным или незаключенным. Отмена дарения является специфической гражданско-правовой санкцией, имеющей своеобразную юридическую природу. Рискнем предположить, что для постдоговорной ответственности как таковой вообще характерно наличие своеобразных юридических санкций, не укладывающихся в классическую систему мер гражданско-правовой ответственности.

 

 

(Статья: Феномен отмены дарения в связи с неблагодарностью одаряемого (Мыскин А.В.) ("Нотариус", 2008, N 6))

 

 


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства