Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства

Договор с экспедитором

 

ДОГОВОР С ЭКСПЕДИТОРОМ

 

Д. ДУГИНОВ

 

Даниил Дугинов, кандидат юридических наук, консультант ФАС Уральского округа, доцент кафедры гражданского процесса УрГЮА.

 

Настоящая статья представляет собой обзор практики применения Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа положений главы 41 ("Транспортная экспедиция") ГК РФ и Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности".

 

Главой 41 ГК РФ, а также Федеральным законом "О транспортно-экспедиционной деятельности" определяются механизмы регулирования договора транспортной экспедиции.

Данный вид соглашения относится к категории гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг. Договор транспортной экспедиции имеет самостоятельный характер и призван обеспечить наилучшие условия для перевозки груза. При этом указанный договор, без сомнения, регулирует ведение обязанным лицом чужого дела.

Как правило, положения договора транспортной экспедиции охватывают комплекс правоотношений, носящих длящийся характер (Постановления ФАС ЗСО от 20.02.2009 N Ф04-1017/2009(999-А70-12), от 11.05.2006 N Ф04-1729/2006(22251-А03-10)). Реже его заключают для совершения какого-либо одного действия или заключения одной сделки (Постановления от 26.09.2006 N Ф04-6246/2006(26773-А45-10), от 10.06.2008 N Ф04-3552/2008(6313-А45-21), от 26.11.2009 N Ф04-7227/2009). Для исполнения единственной обязанности стороны могут ограничиться выдачей доверенности.

Практика ФАС ЗСО показывает, что стороны заключают договоры транспортной экспедиции с целью организации и выполнения экспедитором за вознаграждение клиента услуг, связанных с перевозкой грузов, в частности:

- заключение необходимых договоров с железной дорогой, обеспечивающих отправление, получение и расчеты (Постановление от 25.09.2007 N Ф04-6662/2007(38570-А27-10));

- подача транспортных средств соответствующего типа и грузоподъемности в технически исправном состоянии в установленные заявкой сроки (Постановление от 01.09.2009 N Ф04-5054/2009(13154-А03-21));

- осуществление транспортно-экспедиционного обслуживания перевозок экспортных, импортных, транзитных и других грузов;

- осуществление расчетов за перевозку грузов по заявкам заказчика (Постановление от 21.07.2009 N Ф04-4088/2009(10323-А03-48)).

Предметом рассматриваемого договора является наличие в обязательствах экспедитора обязанности совершать как юридические, так и фактические действия, направленные на обеспечение достижения основной цели договора - перевозки груза.

Таким образом, анализ практики показал следующие основные видообразующие признаки договора транспортной экспедиции:

- отношения по договору носят длящийся характер;

- предметом договора являются как юридические, так и фактические действия экспедитора.

Проведенный анализ позволяет отнести договор транспортной экспедиции к группе агентских договоров. Видимо, по этой причине стороны зачастую называют договор транспортной экспедиции агентским, а себя - агентом и принципалом (Постановление от 26.09.2006 N Ф04-6246/2006(26773-А45-10)).

Законодательство не допускает ни прямого, ни субсидиарного применения к данному типу соглашения правил об иных договорах. Между тем вывод о его близости к договору агентирования позволит применять отдельные правила об этом договоре исходя из общего принципа аналогии закона в ситуациях, когда отношения транспортной экспедиции окажутся не урегулированными законом, соглашением сторон или обычаями делового оборота.

Регулирование договора транспортной экспедиции осуществляется в соответствии с нормами ГК РФ, Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, а также Правил осуществления транспортно-экспедиционной деятельности и других нормативных актов. Однако, как показывает практика арбитражных судов, многие вопросы до настоящего времени остаются неурегулированными.

 

Кто может быть стороной (клиентом) в договоре транспортной экспедиции?

ФАС ЗСО в Постановлении от 27.09.2005 N Ф04-6053/2005(14873-А45-30) признал недопустимой ситуацию, при которой стороной договора транспортной экспедиции становится лицо, не являющееся грузоотправителем или грузополучателем, в связи с чем указанный договор был признан незаключенным. Перечень лиц, которые могут быть стороной в договоре транспортной экспедиции, в ст. 801 ГК РФ определен исчерпывающим образом. В перечень входят:

- грузоотправитель (Постановление от 02.06.2009 N Ф04-3121/2009(7410-А45-11));

- грузополучатель (Постановление от 30.06.2009 N Ф04-3016/2009(7150-А75-21)).

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник В.А. Егиазарова "Транспортное право" включен в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

 

Могут ли выступать на стороне клиента иные лица (собственник груза и т.д.)? По этому вопросу ведутся многочисленные споры. Так, Е.А. Егиазаров подчеркивает необходимость того, чтобы "клиент был отправителем или получателем груза при взаимоотношениях с транспортными организациями" (Егиазаров В.А. Транспортное право: Учебное пособие / Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. М., 2002. С. 171). В свою очередь, В.В. Витрянский указывает, что представляются необоснованными попытки расширить круг субъектов договора транспортной экспедиции за счет отказа от обязательности такого признака, как их роль грузоотправителя (грузополучателя) в отношениях с транспортными организациями (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. М., 2003. С. 686).

Между тем В.Т. Смирнов и Д.А. Медведев пишут: "Клиентами по договору могут быть любые лица (прежде всего отправитель и получатель груза, а также его собственник), заинтересованные в получении экспедиционных услуг" (Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 414 - 415). Такой взгляд на клиента по договору транспортной экспедиции противоречит обязательному признаку предмета этого договора (имеется в виду неразрывная связь оказываемых по нему транспортно-экспедиционных услуг с перевозкой груза).

Вместе с тем позиция суда, согласно которой договор транспортной экспедиции, составленный с иным лицом, признается незаключенным, представляется чрезмерно жесткой и несправедливой. Можно согласиться с позицией В.А. Белова, который указывает, что ГК РФ не запрещает заключать договоры транспортной экспедиции с иными лицами, поэтому в силу ст. 421 ГК РФ такие договоры являются действительными (А.Б. Бабаев и др. Практика применения Гражданского кодекса РФ, частей второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Издательство "Юрайт", 2009. С. 512). Исходя из этого договоры, где на стороне клиента выступают собственник груза, перевозчики и другие субъекты, интересы которых связаны с перевозкой вследствие наличия договорных отношений с отправителем груза или его получателем, считаются действительными.

 

Является ли договор транспортной экспедиции, заключенный при несоблюдении письменной формы, ничтожной сделкой? Какими документами могут подтверждаться фактические отношения сторон по договору транспортной экспедиции?

ФАС ЗСО рассмотрел несколько дел, в которых должники оспаривали действительность (заключенность) договора транспортной экспедиции, ссылаясь на несоблюдение письменной формы. Однако судом со ссылкой на ст. 162 ГК РФ во всех случаях было установлено, что несоблюдение письменной формы не лишает сторону права приводить письменные и другие доказательства заключения договора. В качестве доказательств наличия между сторонами фактических отношений транспортной экспедиции, свидетельствующих о заключении соответствующего договора, ФАС ЗСО принял следующие письменные документы:

- наряд, путевой лист и железнодорожную накладную (Постановление от 11.05.2006 N Ф04-2630/2006(22376-А27-12));

- товарные и грузовые накладные, акты оказания услуг, а также счета (Постановление от 03.02.2009 N Ф04-7757/2008(17611-А45-39));

- поручение экспедитору, экспедиторскую расписку, складскую расписку (Постановление от 18.09.2007 N Ф04-6401/2007(38245-А46-12));

- заявки на выполнение услуг, акты выполненных работ, акты сверки (Постановление от 27.06.2006 N Ф04-3771/2006(23781-А46-10)).

В подтверждение отношений по перевозке в рамках договора транспортной экспедиции принимается транспортная накладная (коносамент или иной документ на груз) (Постановление от 12.08.2008 N Ф04-3087/2008(5230-А46-39)).

При этом судом не принимаются аргументы о заключении договора транспортной экспедиции посредством совершения сторонами конклюдентных действий в отсутствие каких-либо письменных доказательств (Постановление от 11.09.2008 N Ф04-5499/2008(11260-А27-30)). Также ФАС ЗСО (Постановление от 12.08.2008 N Ф04-3087/2008(5230-А46-39)) отклоняет доводы сторон о заключении договора в простой письменной форме путем обмена факсимильными сообщениями при отсутствии иных письменных доказательств.

Несоблюдение письменной формы также лишает стороны основания привлечь к ответственности экспедитора, обязанности которого не определены соглашением (Постановление от 27.02.2003 N Ф04/844-134/А46-2003).

 

Применяются ли в настоящее время Инструкции о порядке приемки продукции N 6 и 7?

Для выявления при приемке товара соответствия его количества и качества данным, указанным в документах, ФАС ЗСО применил данные Инструкции (признанные утратившими силу), уточнив, что они могут применяться покупателем (получателем) только в случаях, когда это предусмотрено договором поставки (Постановление от 10.06.2008 N Ф04-3552/2008(6313-А45-21)). Полагаем также, что применение Инструкций возможно и для отношений, связанных с договором транспортной экспедиции ввиду их схожести с договором поставки. Единственным обязательным условием при этом будет ссылка на инструкции в договоре.

 

Обязательно ли наличие у водителя организации-экспедитора доверенности на принятие и перевозку груза?

ФАС ЗСО ответил на данный вопрос отрицательно. Исходя из материалов дела экспедитор, оспаривая ответственность за утрату груза, ссылался на то, что клиентом не были проверены полномочия водителя на перевозку груза. В этой связи при отсутствии доверенности невозможно достоверно установить, кому именно грузоотправитель передал груз. Однако судом было установлено, что между клиентом и экспедитором заключен договор транспортной экспедиции. В дальнейшем грузоотправителем подана заявка, принятая и подписанная экспедитором. Товарная накладная содержит подпись и расшифровку подписи водителя предоставленного экспедитором автомобиля.

Все указанные доказательства в совокупности позволили суду правомерно установить факты принятия и утери груза экспедитором (Постановление от 21.06.2007 N Ф04-3891/2007(34998-А46-10)). В Постановлении по аналогичному делу суд указал, что выдача доверенностей на получение груза водителям перевозимого груза вообще не предусмотрена законом (Постановление от 24.03.2009 N Ф04-1757/2009(3170-А45-48)).

Позиция суда представляется правильной. С точки зрения разумности и осмотрительности грузоотправитель должен проверять полномочия лиц, принимающих товары. Однако освобождать экспедитора от ответственности только за то, что им не была выдана доверенность работающему у него водителю, было бы несправедливо и противоречило бы положениям ст. 182 ГК РФ. В силу данной статьи полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель.

Исходя из вышесказанного невозможно согласиться с решением ФАС ЗСО, которым он признал утраченным груз, выданный экспедитором лицу без надлежащих полномочий, но в месте назначения, указанном грузоотправителем (Постановление от 25.01.2007 N Ф04-9267/2006(30456-А45-10)). Данная ситуация является спорной, и для ее правильного разрешения требуются дополнительные сведения о фактических обстоятельствах передачи товара. Представляется, что в большинстве случаев, когда доставка груза осуществляется в место назначения, указанное клиентом, на основании ст. 182 ГК РФ должна существовать презумпция передачи груза надлежащему лицу.

 

Вправе ли экспедитор, не проверивший достоверность сведений, содержавшихся в предоставленных клиентом документах, ссылаться впоследствии на невозможность определить утраченный груз?

ФАС ЗСО рассмотрел дело, в котором клиентом по договору транспортной экспедиции взыскивается ущерб, образовавшийся в связи с утратой груза. Экспедитор ссылался на невозможность достоверно установить количество, ассортимент и стоимость утраченного груза, поскольку в экспедиционной расписке содержится только сокращенное наименование, а на счете-фактуре и товарной накладной отсутствуют отметки экспедитора о том, что именно этот товар принят к перевозке.

Суд, на наш взгляд, правильно сослался на п. 5 ст. 3 Закона, которым установлено право экспедитора проверять достоверность представленных клиентом документов, а также информации о свойствах груза, об условиях его перевозки и иной информации, необходимой для исполнения экспедитором обязанностей, которые предусмотрены договором транспортной экспедиции.

В связи с тем что экспедитор данным правом не воспользовался и в судебном заседании не смог доказать, какой именно груз им перевозился, выводы суда о наименовании, количестве и стоимости товара основывались на доказательствах, представленных клиентом (истцом), а именно счете-фактуре и транспортной накладной (Постановление от 02.06.2009 N Ф04-3121/2009(7410-А45-11)).

 

Как определяется ответственность экспедитора при утрате или повреждении груза?

Основания и размер ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза установлены в ст. 7 Закона: экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю.

Исходя из судебной практики обязанность доказывания обстоятельств, свидетельствующих о том, что недостача или утрата груза произошла вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, возлагается на самого экспедитора (Постановления от 21.06.2007 N Ф04-3891/2007(34998-А46-10), от 22.03.2007 N Ф04-1191/2007(32211-А75-28), от 25.01.2007 N Ф04-9267/2006(30456-А45-10), от 11.05.2006 N Ф04-2630/2006(22376-А27-12)). При этом в предмет доказывания по делу входит установление следующих обстоятельств: противоправность действий (бездействия) ответчика; факт и размер понесенного ущерба; причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками (Постановление от 02.06.2009 N Ф04-3121/2009(7410-А45-11)).

В качестве примера можно привести решение ФАС ЗСО по иску клиента к экспедитору о возмещении убытков, связанных с недостачей груза. Экспедитор при принятии груза в товарно-транспортной накладной указал, что тара имеет внешние повреждения. Должная степень заботливости и осмотрительности экспедитора в данном случае позволила ему доказать в суде, что недостача произошла по обстоятельствам, за которые он не отвечает (Постановление от 07.10.2008 N Ф04-6134/2008(13116-А03-17)). Другой пример: экспедитор смог доказать, что повреждение груза произошло при погрузке, за которую отвечал клиент, что исключает вину экспедитора (Постановление от 22.01.2008 N Ф04-396/2008(971-А46-4)).

 

Отвечает ли экспедитор перед клиентом напрямую в случаях, когда исполнение обязательства было возложено на третье лицо?

ФАС ЗСО в Постановлении от 07.12.2004 N Ф04-8619/2004(6933-А45-36), на наш взгляд, правомерно определил, что в случаях, когда отношения сторон регулируются нормами ГК РФ о договоре транспортной экспедиции, возложение исполнения обязательства на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

Таким образом, при неисполнении обязательства третьим лицом на экспедитора возлагается ответственность перед грузоотправителем (Постановление от 23.08.2007 N Ф04-5564/2007(37250-А46-10)). После возмещения убытков экспедитором он вправе обратиться с регрессным требованием к третьему лицу, чьи действия послужили причиной возникновения таких убытков.

 

Возможно ли взыскание с экспедитора упущенной выгоды при нарушении им обязательств по договору транспортной экспедиции?

ФАС ЗСО в Постановлении от 02.06.2009 N Ф04-3059/2009(7271-А45-47) отказал во взыскании упущенной выгоды с экспедитора. Данное требование было заявлено истцом по договору транспортной экспедиции в связи с утратой груза. К сожалению, постановление кассационной инстанции не приводит мотивов, по которым суд пришел к подобному выводу, однако он представляется правильным по следующим основаниям. В соответствии со ст. 803 ГК РФ в случаях, когда нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется в размере реального ущерба.

Поэтому, когда экспедитором привлекаются третьи лица по договору перевозки, ответственность экспедитора определяется исходя из вышеуказанных положений п. 2 ст. 803 ГК РФ, то есть ответственность ограничена размером реального ущерба, как это установлено п. 2 ст. 796 ГК РФ для перевозчиков.

 

Вправе ли клиент требовать уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств?

ФАС ЗСО в Постановлениях от 28.05.2009 N Ф04-3027/2009(7165-А45-16), от 02.06.2009 N Ф04-3059/2009(7271-А45-47) и от 11.09.2008 N Ф04-5499/2008(11260-А27-30) отклонил соответствующее требование клиента по договору транспортной экспедиции, сославшись на отсутствие между сторонами денежных обязательств. Данная позиция представляется правильной. Так, исходя из п. 1 Постановления ВАС РФ и ВС РФ N 13/14 обязанности перевозчика не являются денежными, так как денежные знаки в данном случае используются не в качестве средства погашения денежного долга. В этой связи положения ст. 395 ГК РФ, предусматривающие последствия просрочки или неисполнения денежного обязательства, применению не подлежат.

 

С какого момента начинает исчисляться сокращенный срок исковой давности для предъявления иска по требованиям, вытекающим из договора транспортной экспедиции?

Срок исковой давности составляет один год со дня возникновения права на предъявление иска.

ФАС ЗСО в Постановлении от 13.08.2009 N Ф04-3832/2009(9652-А70-12) отметил, что указанное право возникает с момента нарушения прав истца. О нарушенном праве же он фактически узнает в момент получения ответа на свою претензию, направление которой является обязательным условием предъявления иска.

При этом переписка заказчика с экспедитором относительно условий претензии для исчисления срока исковой давности значения не имеет.

Так, в приведенном выше деле истец (заказчик) направил ответчику (экспедитору) претензию о возмещении убытков, связанных с утратой груза. Ответчик после предъявления ему претензии потребовал товарно-транспортные накладные, которые необходимы ему для принятия решения. Истец посчитал, что досудебный порядок урегулирования спора исполнен им с того момента, когда экспедитор должен был принять окончательное решение по претензии, или по истечении 30 дней, отведенных ему для ее рассмотрения и уведомления заявителя об удовлетворении или отклонении претензии (п. 5 ст. 12 Закона).

Заявителю было отказано в удовлетворении исковых требований со ссылкой на пропуск срока исковой давности. При этом суд исходил из того, что о нарушенном праве истец узнал с момента получения первого ответа на его претензию.

Данный вывод суда представляется обоснованным. Несмотря на приведенный в законе перечень документов, которые должны быть приложены к претензии, негативные последствия невыполнения данного требования не установлены. Их отсутствие не свидетельствует о несоблюдении истцом претензионного порядка, что подтвердил ФАС ЗСО в Постановлении от 19.03.2009 N Ф04-1400/2009(1971-А45-30).

Экспедитор обязан рассмотреть претензию и в письменной форме уведомить заявителя об ее удовлетворении или отклонении в течение 30 дней со дня ее получения. Возможность продления данного срока, в том числе для запрашивания дополнительных документов, не установлена. В этой связи полагаем, что непредставление какого-либо ответа по существу заявленных требований должно расцениваться заказчиком как отказ в удовлетворении. В данном случае досудебный порядок урегулирования спора должен считаться соблюденным с момента, когда закончился 30-дневный срок, предусмотренный для рассмотрения претензии. С этого же момента должен начать исчисляться срок исковой давности.


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства