Наши телефоны:
8 (495) 743-01-87
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства
Главная  > Анализ законодательства > Подряд > Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ > Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприминения

Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприминения

 

ДОГОВОР ПОДРЯДА НА ВЫПОЛНЕНИЕ ПРОЕКТНЫХ РАБОТ:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

 

В.И. УТКА

 

Утка Вадим Иванович, юрист ЗАО "Патриот" г. Москвы. Специалист по гражданскому, налоговому и корпоративному праву.

Родился 6 января 1972 г. в г. Селидово. В 1994 г. окончил ДВГУ.

 

Сложившаяся хозяйственная ситуация заставляет возвращаться к устоявшимся и ставшим классическими вопросам договорного права.

Актуальность проблематики, связанной с проектными отношениями в градостроительстве, обусловлена не только системным кризисом инвестиционной сферы, повлекшим за собой приостановление множества проектов именно на стадии подписания договоров подряда (что в целом предопределяет неплатежи и множит судебные споры), но и недостаточным вниманием, уделяемым в последнее время договору на выполнение проектных работ как в теории, так и на практике.

Далее будут рассмотрены наиболее интересные, на наш взгляд, вопросы, возникающие при применении ст. ст. 758 - 762 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) и соприкасающихся с данными нормами административных институтов и получившие неоднозначную оценку в юрисдикционной практике.

 

Предмет договора

 

В силу ст. 758 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

Каким образом может быть обозначен подобный результат, для того чтобы договор был признан заключенным, т.е. предмет сделки определен с достаточной степенью полноты?

Так, согласно общей формулировке Рекомендаций по заключению договоров подряда на выполнение проектных и изыскательских работ в строительстве в г. Москве (утв. распоряжением первого заместителя Премьера правительства Москвы от 19 апреля 2001 г. N 221-РЗП): "Предметом договора на проектные и изыскательские работы является законченная, рассмотренная и согласованная в установленном порядке проектно-сметная документация на строительство и (или) комплекс услуг, носящий сопутствующий проектированию либо самостоятельный характер.

Предмет договора должен излагаться в необходимой степени подробно и исчерпывающе с применением простых и конкретных формулировок, имеющих однозначное толкование" (п. п. 4.3.2, 4.3.3).

Конкретизация данного положения возможна указанием на объем и перечень работ, которые должен выполнить проектировщик, документы, которые он должен изготовить и передать заказчику, согласующие инстанции.

Вместе с тем распространена практика, при которой стороны определяют, что "объем проектной документации и перечень работ, выполняемых по договору, определяются на основании письма заказчика", "заказчику передается документация, прошедшая все необходимые согласования и экспертизы, полностью подготовленная для производства работ по объекту" (как вариант - "полный комплект документов, необходимый для получения соответствующих разрешений"), и включают в сделку иные аналогичные оговорки.

Представляется, что при данном указании на "результат выполненных работ" риск признания договора незаключенным достаточно велик.

Действительно, как с позиции требований ст. 432 ГК РФ определить на момент подписания договора критерий "полноты комплекта документов", их "надлежащего оформления", "получения необходимых согласований" и "прохождения всех требуемых экспертиз"?

Подобные "обобщающие формулировки" договорных условий ставят под сомнение сам факт заключения сделки и приводят к возникновению риска выбора ненадлежащего способа защиты нарушенного права, к невозможности применения к недобросовестному контрагенту договорных санкций и к иным неблагоприятным для участников сделки последствиям.

Единственным приемлемым решением представляется перечисление разрабатываемой документации и согласующих органов в самом контракте, в противном случае не только создается правовая неопределенность в отношениях сторон, но и закладывается основа для возможного вынесения в последующем заведомо неисполнимых судебных актов.

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))

 

Задание на проектирование

 

Часть 1 ст. 759 ГК РФ устанавливает обязанность заказчика по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации.

Существует подход, согласно которому данная норма определяет, что передача задания на проектирование является обязанностью заказчика по договору, а не входит в содержание предмета договора и не является неотъемлемой частью самой сделки.

Передача задания на проектирование определяется как договорная обязанность заказчика, которая может быть реализована исключительно в рамках существующих договорных обязательств при условии заключенности самого договора (тем более что данная обязанность по общему правилу фиксируется в разделе контракта, посвященном "правам и обязанностям сторон"). Отсутствие согласованного технического задания на момент подписания договора не влияет на его вступление в силу.

Вместе с тем текущая судебная практика демонстрирует и иной, как представляется более выверенный, подход.

Так, техническое задание на проектирование объекта оценивается как одно из существенных условий подрядного договора, без согласования которого договор не может быть признан заключенным (Постановление ФАС Уральского округа от 21 января 2009 г. N Ф09-10326/08-С4).

В каком бы качестве ни оценивалось задание заказчика на проектирование в контексте суждений об установлении между сторонами договорных отношений, пожалуй, более важное значение оно приобретает при собственно исполнении обязательств по проектированию, которые и будут рассмотрены далее.

Практически в каждом споре, затрагивающем вопросы оценки качества выполненных проектных работ, в разной степени затрагивается вопрос оценки надлежащего выполнения договорных обязательств всеми участниками сделки, но зачастую "камертоном" дела выступает оценка действий самого заказчика и степени их влияния на достижение согласованного сторонами правового результата.

Среди немногочисленных поименованных в ГК РФ обязанностей заказчика по договору на выполнение проектных работ особо необходимо отметить основополагающую, базисную для дальнейшего развития всех контрактных отношений обязанность - предоставить техническое задание и иные необходимые для выполнения работ данные.

Согласно п. 1 ст. 759 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации.

Задание на выполнение проектных работ может быть по поручению заказчика подготовлено подрядчиком. В этом случае задание становится обязательным для сторон с момента его утверждения заказчиком.

Следует учитывать, что "заказчик при утверждении полученного от подрядчика задания и иных исходных данных, а равно подрядчик - при принятии от заказчика обязаны их проверить и при обнаружении недостатков сообщить об этом контрагенту. Сторона, которая не выполнила указанной обязанности, принимает на себя соответствующий риск: она сможет ссылаться на недостатки задания только при условии, если не докажет, что они не могли быть ею обнаружены" [1, с. 160].

Более того, учитывая, что на стороне подрядчика по общему правилу выступает лицензируемый профессионал, ситуации возникновения подобного риска крайне редки и его ссылки на невозможность обнаружения недостатков задания вряд ли могут быть признаны обоснованными.

Подрядчик обязан соблюдать требования, содержащиеся в задании и других исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ, и вправе отступить от них только с согласия заказчика. Данное правило действует как в случае предоставления задания непосредственно заказчиком, так и при утверждении им проекта задания, подготовленного подрядчиком.

Зачастую безусловное соблюдение подрядчиком требований задания на проектирование приводит к невозможности достижения желаемого для сторон результата - создания документации, пригодной для практической реализации проекта (заказчиком не учтены градостроительные ограничения, сервитуты, прохождение коммуникаций и т.п.).

Ответственен ли подрядчик за недостижение договорного результата в данной ситуации, подлежат ли оплате работы, выполненные в подобных условиях?

Несмотря на то что закон не содержит правовых норм, согласно которым подрядчик обязан в нарушение ч. 2 ст. 759 ГК РФ отступить от требований, указанных в задании заказчика, данное обстоятельство не исключает, по нашему мнению, ответственности подрядчика за некачественно выполненные работы в случаях, когда он был осведомлен об имеющихся недоработках в задании на проектирование и их возможном влиянии на достижение надлежащего результата работ.

Создание в подобных ситуациях подрядчиком "объекта, не имеющего для заказчика потребительской ценности", хотя бы и осуществленное при попустительстве последнего, не отвечает общим началам гражданского оборота и, по существу, должно оцениваться с позиций ст. 10 ГК РФ с последствиями, помимо прочего, в виде отказа от оплаты работ, выполненных по заведомо "дефектному" для исполнителя заданию.

Безусловно, бремя доказывания недобросовестности подрядчика в подобных обстоятельствах, в том числе очевидности для него неисполнимости и практической непригодности к использованию результата, полученного в подобных условиях, возлагается на заказчика (представляется, что осуществляемое императивно специальное регулирование вопроса соблюдения подрядчиком требований технического задания при проектировании исключает использование в подобных ситуациях возможностей, заложенных в нормах ГК РФ, регулирующих общие вопросы подрядных отношений, в том числе и в порядке аналогии).

Особо необходимо отметить, что задание заказчика на проектирование не отнесено к проектной документации (п. 12 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ) и, соответственно, его оценка не отнесена к предмету ведения государственной экспертизы проектной документации объектов капитального строительства.

Таким образом, ссылка на несоответствие задания на проектирование нормативным требованиям не может служить достаточным обстоятельством для обоснования подрядчиком уважительных причин непригодности проекта к использованию, в том числе в результате отрицательного заключения экспертизы по проекту.

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))

 

Условия доведения результатов проектных работ

до сведения третьих лиц.

Участие подрядчика в спорах заказчика с третьими лицами

 

Согласно императивному требованию п. 2 ст. 760 ГК РФ обязанность по согласованию проектной документации с компетентными государственными органами и органами местного самоуправления лежит на подрядчике, в то время как заказчик, при необходимости, обязан лишь участвовать вместе с подрядчиком в согласовании.

В свою очередь, обязанностью заказчика, в соответствии со ст. 762 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, является участие вместе с подрядчиком в согласовании готовой технической документации с соответствующими государственными органами и органами местного самоуправления.

Какие возможности предоставляет принцип свободы договора для иного, нежели установленный в вышеприведенных статьях, распределения обязанностей по согласованию проекта?

Допустимо ли считать договорной обязанность по согласованию проектной документации исключительно обязанностью подрядчика, без участия заказчика, либо следует возложить ее всецело на заказчика?

Императивные требования п. 1 ст. 760 и ст. 762 ГК РФ не позволяют положительно ответить на поставленные вопросы, однако отдельные нормативные акты субъектов РФ зачастую полагают допустимыми и иные подходы к решению данного вопроса.

Так, например, согласно Положению о едином порядке предпроектной и проектной подготовки строительства в г. Москве, утв. распоряжением мэра от 11 апреля 2000 г. N 378-РМ: "Проведение согласования проектной документации осуществляется Заказчиком; при необходимости в соответствии с договором на проектирование к данной работе может привлекаться Проектировщик" (п. 2.4.5).

Порядок проектной подготовки капитального строительства в Санкт-Петербурге (ТРД 11-501-2004 Санкт-Петербург, утв. Постановлением правительства Санкт-Петербурга от 27 июля 2004 г. N 1322) возлагает проведение согласований проектной документации на проектировщика при участии заказчика, если иное не предусмотрено договором (контрактом) (п. 8.2).

Представляется, что при включении подобных условий, отступающих от императивного регулирования п. 1 ст. 760 ГК РФ, в контракт они должны оцениваться как ничтожные (ст. 168 ГК РФ).

Должен ли заказчик участвовать в согласовании лично или имеет право привлекать к исполнению своей обязанности третьих лиц?

Представляется, что подобное обязательство не носит строго личного характера (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Его исполнение может быть возложено на третье лицо, которым в рамках исполнения отдельного договора с заказчиком (поручение, комиссия, возмездное оказание услуг и др.) может выступать и лицо, осуществляющее функции проектировщика по основному договору.

Одной из основных обязанностей заказчика является сохранение режима целевого использования и конфиденциальности полученной от подрядчика документации согласно ст. 762 ГК РФ: заказчик обязан использовать документацию только на цели, предусмотренные договором, не передавать ее третьим лицам и не разглашать содержащиеся в ней сведения (если иное не предусмотрено договором).

Довольно часто результат работ, выполненных с ненадлежащим качеством, передается для устранения выявленных недостатков не первоначальному подрядчику (ст. 761 ГК РФ), а третьему лицу, с которым заключается соответствующий договор (при этом процедурные требования ст. 715 ГК РФ соблюдаются крайне редко). Такое исправление третьим лицом проекта может быть признано допустимым лишь при условии, если в тексте договора предусмотрена подобная возможность (п. 2 ст. 761 ГК РФ) и сняты ограничения, установленные ст. 762 ГК РФ.

Особо следует остановиться еще на одном аспекте вовлеченности "третьих лиц" в процесс исполнения договорных обязательств по выполнению проектных работ.

Заказчик обязан привлечь подрядчика к участию в деле по иску, предъявленному к заказчику третьим лицом в связи с недостатками составленной технической документации (ст. 762 ГК РФ).

Закон не устанавливает каких-либо критериев для определения спора как связанного с "недостатками" выполненных работ, также не ограничивается и потенциальный круг третьих лиц, обратившихся с соответствующим требованием к заказчику. Последствием несоблюдения данного правила является утрата заказчиком возможности получения в порядке регресса с подрядчика сумм, уплаченных по требованию третьего лица, но лишь при условии обоснования подрядчиком того обстоятельства, что при привлечении в дело его доводы исключили бы ответственность заказчика перед третьим лицом.

Отметим, что непривлечение заказчиком подрядчика в процесс не является основанием для отмены судебного акта по иску к заказчику, поскольку решение суда в данной ситуации непосредственно на права проектировщика не влияет и риск неблагоприятных последствий несоблюдения требований ст. 762 ГК РФ в данном случае ложится на заказчика.

В подавляющем большинстве споров, связанных с несоблюдением качества выполненных строительных работ, необходимым условием их всестороннего, полного и объективного рассмотрения (ст. 71 АПК РФ, ст. 67 ГПК РФ) является привлечение в процесс, в том числе по инициативе суда, проектировщика (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 14 июля 2005 г. N А65-23529/2004-СГ2-20; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 января 2004 г. N Ф08-5177/2003).

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))

 

Государственная экспертиза проектной документации

(некоторые вопросы судебной практики).

Отсутствие необходимости проведения государственной

экспертизы

 

Градостроительный кодекс РФ (ст. ст. 49, 51) предусматривает закрытый перечень случаев, при которых экспертиза проектной документации не проводится. Данные нормы имеют публично-правовой характер: их положения не могут быть изменены соглашением сторон договора, причем как в части установления наличия дополнительных оснований для проведения государственной экспертизы проекта, так и в части исключения соответствующей обязанности.

В случае включения подобного условия в договор, оно, как противоречащее закону (ст. 168 ГК РФ), должно оцениваться в качестве ничтожного и не влечет для сторон правовых последствий, за исключением связанных с его недействительностью.

Возможна и иная оценка подобной ситуации: поскольку невозможность исполнения подрядчиком обязанности по получению государственной экспертизы обусловлена неисполнимостью договорного обязательства, согласно п. 1 ст. 416 ГК РФ обязательство в этой части может считаться прекращенным (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15 июля 2008 г. по делу N А53-9996/2007-С2-41).

Во всяком случае, при отсутствии возможности проведения государственной экспертизы проекта вследствие выполнения договора, предмет которого соответствует исключениям, обозначенным в ст. 49 Градостроительного кодекса РФ, выполненная работа должна быть оплачена независимо от указания в договоре на осуществление расчетов "по прохождении государственной экспертизы проекта".

Негосударственная экспертиза проекта может проводиться без подобных ограничений.

Изложенное в полной мере применимо и при оценке обязательств сторон по согласованию проектной документации в различных государственных (муниципальных) органах.

Градостроительное законодательство субъектов РФ зачастую содержит положения, отражающие затронутые вопросы, которые вызывают сомнение в их легитимности.

Так, п. 4 ст. 48 Градостроительного кодекса города Москвы (Закон города Москвы от 25 июня 2008 г. N 28) устанавливает, что "проведение государственной экспертизы проектной документации является обязательным в случаях, установленных федеральным законодательством, в случаях осуществления строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства в зонах комплексного благоустройства на не подлежащих реорганизации жилых, общественно-деловых территориях, на особо охраняемых природных территориях, природных и озелененных территориях, в зонах охраны объектов культурного наследия и исторических зонах, в иных случаях, когда при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства могут быть нарушены права человека на благоприятную среду жизнедеятельности, иные права и законные интересы физических, а также юридических лиц".

Подобные "иные случаи" не исключают возможности предъявления требований о проведении экспертизы и в случаях, когда согласно федеральному законодательству проведение государственной экспертизы проектной документации не требуется.

Данная норма не только противоречит ст. 49 Градостроительного кодекса РФ (и в соответствующей части не подлежит применению), но и создает предпосылки для административного усмотрения и возможности принятия "коррупционноемких" решений, ограничение которых является первоочередной задачей реформы государственного управления на современном этапе.

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))

 

Устранение недостатков проектной документации

 

Действующее законодательство не предусматривает в качестве существенного условия договора на выполнение проектных работ обязанности проектировщика по направлению разработанной документации для прохождения экспертиз, как и не обусловливает осуществление расчетов между сторонами получением положительного заключения экспертизы проектной документации. Данные вопросы решаются сторонами сделки по своему усмотрению, которым они и определяют требования приемлемости выполненной работы по качественным характеристикам (с учетом ставшего уже универсальным в подрядных отношениях правила об оплате заказчиком результата работ, имеющего для него "потребительскую ценность", и императивных требований публичного права).

Практические сложности вызывает применение норм ст. 761 Гражданского кодекса РФ, согласно которой при обнаружении недостатков в технической документации подрядчик по требованию заказчика обязан безвозмездно переделать техническую документацию. Указанная норма не предусматривает обязанности заказчика направить документацию на экспертизу и только после получения соответствующего заключения возможность предъявить исполнителю требование об устранении недостатков (хотя и не исключает подобной возможности).

С учетом правил о встречном исполнении обязательств (ст. 328 ГК РФ) стороны вправе установить, что какие-либо претензии к проектировщику могут предъявляться заказчиком лишь после исполнения последним обязанности по направлению проекта на экспертизу и получения по нему отрицательного заключения либо неполучения заключения в установленные сроки.

Как справедливо отмечалось в литературе, "прямое указание на обусловленность последовательности исполнения в договоре может пониматься по-разному. Один из подходов - это буквальное понимание: в договоре должны иметься слова, буквально указывающие, что одно предоставление производится только после производства другого. Однако такое понимание было бы излишне формальным и не отвечающим смыслу закона" [2].

В связи с изложенным подобная обусловленность может определяться как указанием в договоре конкретного экспертного учреждения, сроков совершения соответствующих действий, требований к оформлению претензий, так и в общем плане - указанием на необходимость направления проекта на экспертизу в уполномоченное учреждение.

Также, по нашему мнению, в том случае, если стороны в договоре не определили экспертное учреждение, которое должно оценить качество проектной документации, достаточное для ее дальнейшего использования, заказчик вправе, независимо от степени завершенности проектирования, отказаться от исполнения договора.

Если причиной отказа от исполнения договора явилось наличие недостатков результата работ, их неустранение проектировщиком в определенный срок либо наличие существенных и неустранимых недостатков, к отношениям сторон подлежит применению п. 3 ст. 723 ГК РФ.

При отсутствии оснований для отказа от исполнения договора по причине нарушения его условий последствия прекращения обязательств регулируются ст. 717 ГК РФ, в силу которой заказчик, отказавшийся от исполнения договора, обязан оплатить исполнителю выполненные им работы до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора (подр. о соотношении данных способов защиты прав см. [3, с. 861]).

Особо отметим, что при отсутствии в договоре условия о проведении и обязательности для сторон экспертизы результата работ последние подлежат оплате и в том случае, когда не имеется положительного заключения экспертизы проекта (ст. ст. 723, 761 ГК РФ).

Напротив - соглашением сторон момент расчетов по договору, полностью либо в части, может быть обусловлен получением положительного заключения по результатам проведенной экспертизы проектной документации.

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))

 

Оспаривание действий (бездействия) органов и учреждений,

осуществляющих государственную экспертизу

проектной документации

 

Как и всякое решение, а также действие либо бездействие государственных органов, акты органов государственной экспертизы проектной документации могут быть оспорены в судебном порядке.

При этом суд, в соответствии с п. 4 ст. 200 АПК РФ, при рассмотрении подобных дел устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, наличие полномочий у органа или лица, которые совершили оспариваемые действия (бездействие), а также нарушают ли оспариваемые действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц относятся к категории дел, возникающих из публичных правоотношений.

Особенность данной категории дел состоит в том, что предметом судебного разбирательства являются конфликты публично-правового характера, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в которых стороны находятся в отношении субординации, власти и подчинения.

Вместе с тем, когда предметом спора является конфликт между равными юридическими лицами, например сторонами по договору на проведение экспертизы в связи с неисполнение договорных условий, диспозитивно установленных сторонами, заявитель вправе предъявить к ответчику материально-правовые требования в рамках искового производства.

Требования, заявленные в публично-правовом порядке, при наличии спора между субъектами, не находящимися в отношениях "власти - подчинения", свидетельствуют о выборе ненадлежащего способа защиты права, поскольку рассмотрение материально-правовых требований в порядке гл. 24 АПК РФ невозможно и, соответственно, является основанием для отказа в удовлетворении заявления (данные положения, прошедшие неоднократную проверку судебной практикой, представляются безусловно верными и заслуживающими дальнейшего развития как в теоретическом, так и в практическом аспектах).

Каковы пределы оценки судами актов государственной экспертизы? Подлежат ли рассмотрению по существу выводы, содержащиеся в заключении, при рассмотрении споров как между хозяйствующими субъектами, так и с участием государственных экспертных учреждений?

Безусловно, к компетенции суда не относится ни оценка проектной документации как таковой (во всяком случае в ее технической составляющей), ни тем более рассмотрение вопроса обоснованности и мотивированности положительного либо отрицательного заключения, принятого уполномоченным государственным органом по результатам проведения экспертизы проекта. В отношении подобных вопросов, как и любых иных, требующих специальных познаний, может быть назначена судебная экспертиза, результаты которой оцениваются наряду с иными доказательствами по делу.

На рассмотрение эксперту могут предлагаться вопросы, не имеющие правового характера. По справедливому замечанию О.С. Нестеровой: "Назначая судебную экспертизу и формулируя вопросы эксперту, суд в первую очередь решает, не являются ли выносимые на рассмотрение экспертов вопросы правовыми" [4]. Подобные решения зачастую весьма неочевидны.

Так, например, недопустимыми представляются вопросы о "соответствии представленного проекта Градостроительному кодексу и иному законодательству РФ", о наличии "достаточных оснований для разработки проектной документации", о "наличии достаточных оснований для выдачи положительного заключения по проекту" и т.д.

Вместе с тем, возможна постановка перед экспертом вопросов о соответствии проекта требованиям, установленным градостроительным планом земельного участка, существенности отступления от проекта при строительстве, возможности корректировки проекта в соответствии с требованиями государственной экспертизы.

При возникновении спора, касающегося вопросов качества выполненных проектных работ, в соответствии с п. 5 ст. 720 ГК РФ должна быть назначена экспертиза (подр.: Постановление ФАС Московского округа от 30 апреля 2004 г. N КГ-А40/3006-04). Следует учитывать, что данная норма действует исключительно во взаимоотношениях заказчика и проектировщика, что исключает ее применение при спорах с экспертными учреждениями.

 

 

 

(Статья: Договор подряда на выполнение проектных работ: актуальные проблемы правоприменения (Утка В.И.) ("Право и экономика", 2009, N 11))


 


Яндекс.Метрика
карта сайта  © 2011 Юридическая Компания В.И.П.
Главная
Контакты
О компании
Онлайн-консультация
Анализ законодательства